ИНДИЙСКИЕ ПРЕДАНИЯ О ПОТОПЕ

А теперь отправимся в Индию – страну с одной из самых древних культур. Традиции Индии не прерывались несколько тысячелетий. Предания Индии сохранились в неприкосновенности в отличие от мифов Китая или Египта, от которых до нас дошли лишь фрагменты. И многие полагают, что именно в Индию ведут следы библейского сюжета.

Например, известный атлантолог А.М. Кондратов полагал, что эту легенду шумеры могли воспринять от их предшественников. Дело в том, что древние шумеры не были коренными жителями Двуречья. До того как на берегах Тигра и Евфрата появились шумеры в III – IV тысячелетиях до н. э., там жил народ, также имевший высокую культуру, но отличавшийся от шумеров и в языковом отношении, и по антропологическому типу.

Современные археологи назвали их «убаидцами» по наименованию места первых находок этой культуры – Эль‑Убайда. Культура убаидцев восходит к эпохе неолита, к периоду Халаф (также названному по месту первых находок), VI – V тысячелетий до н. э. Но самое удивительное то, что, по мнению многих лингвистов, у языка убаидцев есть общие черты с языком дравидов. К языкам дравидской группы относятся некоторые языки народов Индии, в частности тамильский язык. Это наводит на мысль об индийских корнях убаидцев и соответственно об индийском происхождении легенды о Всемирном Потопе. После археологических изысканий в Мохенджо‑Даро и в Хараппе в Индии многие заметили родственность протоиндийской культуры и шуме‑ро‑убаидской. Предполагается родственность убаидского языка и языка дравидского (на языке дравидской группы говорили про‑тоиндийцы), и в связи с этим обращалось внимание на дравидские – тамильские – легенды о потонувшей земле предков тамилов.

«Таким образом, – заключает атлантолог А.М. Кондратов, –получается любопытная цепочка: легенда о потопе, зафиксированная автором Библии, – вавилонская сказка о потопе – шумерский первоисточник этой сказки – убаидские корни первоисточника – родство, хотя и гипотетическое, языка убаидцев с дравидским – дравидские легенды о затонувшей прародине». В таком случае, возможно, речь идет о древнем потопе, о затонувшей около 12 тысяч лет назад, в результате таяния льда после Великого Оледенения, земли близ территории Индии.

В связи с этим делались предположения, что речь в этих легендах может идти также о гибели некой таинственной земли, подобной Атлантиде, а именно о Лемурии.

Однако сомнительно, что эта земля – таинственная Лему‑рия, материк, якобы исчезнувший в Индийском океане. Гипотезу о гибели материка Лемурии, расположенной ранее между Мадагаскаром и Индостаном, выдвинул в середине XIX столетия немецкий зоолог Эрнст Геккель. Он исходил из факта сходства фауны Мадагаскара и Индостана. В частности, он обратил внимание на индийских и мадагаскарских обезьян – лемуров. По его мысли, лемуры в Индию и на Мадагаскар пришли из гипотетической Лемурии. Эту гипотезу подхватили многие ученые. А потом и теософы. Когда же останки лемуров были найдены и в Америке, и в Европе, гипотеза Геккеля была отвергнута, но материк его не был забыт.

Уже в нашем XX столетии широкую известность получил наследник Лемурии – материк My, якобы погибший в Тихом океане. Название материка My – сокращение от геккелевской Лемурии. Этот материк был сочинен фантастом и мистиком Джеймсом Черчуодом.

Вот, бывает, так и рождаются легенды! Зоолог сто лет назад, в подражание платоновской Атлантиде, придумал материк со звучным названием, и мы до сих пор вспоминаем эту легенду. Интересно, а столь же популярна была бы его земля, если бы он назвал материк не Лемурией, а, например, островом Обезьян?

Однако в Индийском океане, как справедливо заметил А.М. Кондратов, можно изучать шельф, материковую отмель, ушедшую под воду после того, как уровень океана поднялся более чем на 100 метров из‑за таяния ледников во время последнего оледенения. Огромные земли (по сути, целый материк) ушли тогда под воду южнее Индокитая, и от этого материка остались острова Калимантан и Суматра.

Этот «материк» более реален и гораздо более обширен, чем даже сама Атлантида (если ее искать посреди вод Атлантического океана). И потому эта гипотеза кажется вполне обоснованной, тем более что в индийской мифологии есть рассказ о Потопе, родственный легендам шумерской и библейской.

Это миф о первочеловеке Ману, также пережившем Потоп. Причина древнеиндийского Всемирного Потопа отличается от причин, описанных в библейских, древнегреческих и шумеро‑вавилонских источниках. Потоп не зависел от отношения ведических богов к людям. Согласно «Шатапатха‑Брахмане», прозаическому комментарию к священным книгам индуизма Ведам, Потоп пришел как закономерное завершение мирового цикла, юги, он совершил очищение миров. Цикличность действительно присуща процессу оледенений и таяний ледников. Не об этом ли говорит «Шатапатха‑Брахмана»?

Предупредила Ману о Потопе фантастическая рыба, воплощение бога Брахмы (по другим источникам – бога Вишну), она сказала ему: «В таком‑то году будет потоп. Поэтому последуй моему совету и построй корабль, а когда этот потоп начнется, взойди на корабль и я спасу тебя.

О дальнейшем «Шатапатха‑Брахмана» говорит так: «В тот год, который указала рыба, Ману, послушавшись ее совета, построил корабль и взошел на него, когда начался потоп. Тогда рыба приплыла к нему, прикрепила веревку корабля к своему рогу и таким способом быстро направилась к северной горе. Там она сказала Ману: „Вот я и спасла тебя. Теперь привяжи корабль к дереву, чтобы вода не унесла тебя, пока ты будешь на горе. А как только вода начнет спадать, так ты можешь постепенно спускаться“.

После Потопа Ману, как и Ной, приносит благодарственную жертву. Потом он с помощью молитвы и аскетических упражнений производит жену Иду и после этого становится родоначальником людей.

Но разумеется, предположение о протоиндийских, ведических корнях сказания о Всемирном Потопе не исключает иного видения. Подобное предположение – лишь первый пробный шаг на пути к истине.

Нужно ли выстраивать цепочки, по которым передавалась легенда? Мы знаем то, что большинство народов Передней Азии, Малой Азии и греки имеют сходные легенды о Всемирном Потопе. Не следует ли признать, что этот сюжет, подобно некоторым другим сюжетам фольклора и мифологии, просто является общим для этих народов? Подобных общих сюжетов большое количество, например змееборческие сюжеты, сюжеты, связанные с обрядом инициации, и пр. Корни этого мифа уходят в глубочайшую древность, они являются общими не только для народов индоевропейской группы языков, в том числе славян, но и для многих соседних народов.

Мы далеко ушли от первоначальной точки нашего путешествия. Если мы хотим отделить сюжетную линию мифа о Всемирном Потопе, имеющую основой воспоминание о черноморской, дарданелльской катастрофе, от сюжетных линий, заимствованных из мифологий иных цивилизаций, переживших иные катастрофы, мы должны изучить все мифы о Всемирном Потопе.

ПО СЛЕДАМ МИФА – ВОКРУГ СВЕТА