Казачий круг в фантазиях и реальности, автор Б. Т.

Произошел почти столетний перерыв реальной казачьей жизни: в результате тотального расказачивания она замерла на многие десятилетия. Позабывались обычаи и традиции казачьих отношений, в т.ч. и правила проведения кругов, от хуторских до войсковых. Когда в конце 80-х годов возникло бурное движение за возрождение казачества, многие потомки казаков стали "срочно" припоминать их. Но вместо обращения к историческим источникам занялись "творчеством", порождая фантастические и нелепые "правила" проведения казачьего круга. Главными "творцами" новых правил, по видимому, были члены оргкомитета учредительного круга "Союза казаков" летом 1990 г. Придуманные ими "правила" стали гулять по всем казачьим войскам. Вот и в новой оренбургской газете "Казачий народ" решили просветить казаков насчет традиций казачьей демократии. Начали с казачьего круга: "Веками выработаны традиции проведения Круга. На их основе были выработаны примерные правила проведения Кругов в наши дни". И каковы же они? "Круг ведет Дежурный есаулец... совет стариков является независимой (? - ВШ) частью Круга и обладает правом "вето", полным и частичным (!? - ВШ) на решения Круга... Священник обладает правом остановить Круг, все решения, принятые в его отсутствие, как и в отсутствие Совета стариков, считаются недействительными". Никак не могу согласиться с таким описанием казачьего круга! В подтверждение моей правоты читайте статью "Крут" из "Казачьего словаря-справочника", изданного в 1966 году в США и несколько раз переизданного в России. Составитель словаря. Георгий Витальевич Губарев, родился в 1894 году в ст. Елизаветинской, подъесаул, исследователь казачьей древности, участник борьбы за Дон. В 1920 году ушел в эмиграцию, где опубликовал десятки очерков по казачьей истории. Что важно, Губарев не только ученый историк, но и - участник и свидетель последних Войсковых кругов на ДОМУ В 1917- 20 гг.. традиция проведения которых была, восстановлена после двухвекового (с 1721 г.) перерыва. 2-е свидетельство труд казачьего историка Е. П. Савельева "Войсковой круг на Дону как народоправление" (1908 г.). Эту маленькую книгу я начал перепечатывать и 1991 году в №3 "Яицкой Воли", но не закончил. Историк писал свои работы в начале 20 века и сам был участником донских станичных и хуторских кругов (сборов). Это подлинные свидетельства, на которые мы и должны опираться, а не на фантазии неких алмазовых или Мартыновых. Приведу здесь приложение к книге Ц. П. Савельева "Войсковой круг на Дону" (1908 г.) - "Казачий круг в 17 веке (по описанию современника- иностранца)": "...Майдан в Черкесске был полон народа. Тут были донские и запорожские казаки, совещавшиеся о походе на турок и крымцев; ногайцы и черкесы, продающие разную дорогую конскую сбрую, чеканное оружие, бурки, копры, паласы, дабу и пр.: армяне и греки, предлагающие восточные сладости и фрукты: киш-мишь, коринку, инжир, хурму и проч.. а также нардек (сладкий напиток из варёного арбузного сока)\ бежавшие из украинных городков малороссийские и великорусские купцы с длинными русыми бородами; бабы и девки в разноцветных национальных костюмах. На казаках преобладали сини, красные или малиновые казакины, украшенные по груди, по воротнику и по краям пол позументом, широкие, разных цветов шаровары, высокие барашковые с красным, длинным шлыком папахи и сафьяновые цветные сапоги. Шум, гаМ, смех и песни. К этому ещё добавлялось заунывное пение дидов-релешников, повествовавших о славных морских походах казачества на турок, о подвигах Ермака в далёкой Сибири и о павших со славою на чужой стороне в битвах, с неверными, сынов родного Дона. Время перед полднем. На майдане появляется войсковой есаул и, поднявши свою трость с серебряным набалдашником, зычным голосом прокричал "Цай-ца-а, атаманы молодцы"- Все смолкли. Есаул продолжал: "Гей-я атаманы молодцы, сходитеся в войсковой круг". Казаки со всех сторон стали, сходится па середину майдана. В круг вошёл дородный, с седыми отпущенными вниз усами, войсковой атаман, одетый в богатый казацкий наряд, держа в руках булаву, как знак атаманского достоинства. Есаулы стали по бокам его. Над атаманом подняли на высоком древке белый из конского хвоста бунчук. Вслед за атаманом появился предшествуемый двумя дьяками московский боярин, посланный на Дон от царя Алексея Михайловича с грамотой. Казаки с каким-то особым любопытством взирали на сановную наружность боярина и на его странный костюм. Атаман поднял булаву. Есаул прокричал обычное: "помолчи атаманы молодцы". Все насторожились. Боярин снял свою высокую горлатную шапку и молча поклонился войсковому атаману и всему казачеству на все четыре стороны, и потом, подав атаману царскую грамоту, громким голосом провозгласил: "Великий Государь, царь и великий князь Алексей Михайлович, всея Великия и Малыя и Белыя России самодержец и многих государств и земель восточных и северных отчин и дедич и наследник и государь и обладатель, велел всех вас, атаманов и каза¬ков, спросить о здравии". Круг бурными криками встретил царское приветствие: Добро пожаловать! - Пусть будет царь здоров! - Благодарим за честь да ласку! - Живем ништо, своею саблею за его. государевым, счастьем! Атаман принял грамоту, поцеловал ее. поднял вверх и громко "вычитал" кругу. При чтении царского титула все казаки сняли папахи. Грамота адресовалась: "на Дон, в нижние и верхние юрты, атаманам и казакам и всему войску Донскому". В грамоте высказывалась похвала казакам за их службу и "неустанное радение и промысел над турецкими и крымскими людьми", беспрестанно нападающими в то время на пограничные московские области... "И по совету всего Донского войска, по выбору в атаманы, сколько могучих, басурманских народов теснили и между ими на Дону смелым сердцем стоячи, чего и впредь мы, Великий Государь, на вас верных. Донское войско, надеемся в прежнем постоянстве быти... А что по всегодно по нашему Государеву указу на Дон запасы и вам посылают, и те запасы изготовлены и придут Доном на трех бударах..." Казаки громко благодарили за такую признательность к ним Московского Царя и тут же порешили снарядить в Москву станицу из 12 лучших людей "ударить челом его государевой милости". 3-е свидетельство правильного проведения круга - "Положение об общественном управлении станиц казачьих войск", принятое в 1835 году с подачи атаманов Платова и Денисова. В нем, понятно, не могло быть статьи о Войсковом круге - зато подробно законодательно закреплен порядок проведения станичных и хуторских сборов на Дону, сходов (кругов) на Яике. Ни в одном из перечисленных источников - ни слова об участии в круге священников, совета стариков и уж, тем более, пресловутого "есаульца"!.. В нашей теперешней жизни мы можем воспроизвести допетровский, т.е. 18 века, порядок проведения Войскового круга, либо порядок 1917-20 г.г. не надо большого ума для того, чтобы увидеть большие различия между 18 веком и веком 20-м. Проще со станичными кругами (сборами), поскольку этот порядок прописан в "Положении...". В 18 веке Войсковой круг избирал одновременно и войскового атамана, и войскового есаула. Последний, видимо, исполнял должность, как мы теперь говорим, начальника штаба Он то, войсковой есаул, и проводил круг, обеспечивая порядок. Ни о каком священнике с его по - алмазовски широкими полномочиями нет даже упоминания в текстах Е. П. Савельева и Г. В. Губарева. Более того, мы знаем из многих других исторических источников о том, что священннков вообще не допускали на круги. Мы также знаем, что некогда казачьи круги избирали не только казачьих начальников, но и священников, и даже епископов, И утверждение, что священник на казачьем круге имеет право вето - это бред сивой кобылы. Так, Фокин, говоря о традициях Уральского войска, известного своей особой приверженностью древнему православию, пишет: "Правовое положение церкви на войсковой территории в XVII - XVIII вв. имело некоторые особенности, которые определялись общинными законами.. В частности, культовое здание, построенное руками верующих и на их средства, являлось собственностью Войска: священники рассматривались казаками лишь как "приглашенные гости": их "жалование" назначалось "войсковой избой" (канцелярией - НФ) и выплачивалось из общинного бюджета; церковная "доля" в рыболовстве зависела от решения Круга и т.д. Иногда на церковные должности верующие избирали местных "старцев", хороню знавших не только "службы", но и войсковые законы и традиции, которые нужно было обязательно учитывать в повседневной деятельности. Го¬родок не знал и не признавал церковных "росписей" и официальных приходов. "Природный Горыныч" добровольно выбирал для себя храм или "молельный дом" - в зависимости от личных (и не всегда религиозных) пристрастий. Войсковая "изба" и священник обычно составляли договор ("запись"), в котором и перечислялись права и обязанности каждой из сторон. Особо подчеркивалось, что верующие в "случае недовольства" имеют право "прогнать" старого и пригласить нового церковнослужителя, не обращаясь за разрешением к епископу или митрополиту. Такое зависимое от Войска положение "священных чинов" не могло не вызывать резкого возражения со стороны духовного руководства. Но, не желая ссориться с общиной, оно вынуждено было считаться с се законами". ("Православный Уральск". Ульяновск. 2002 г.). Что касается так называемого "дежурного есаульца". тоже алмазовской придумки, то само понятие "есаулец" было известно и в 18 веке. Только тогда есаульцами были казаки - малолетки, которых держал при себе Войсковой есаул для исполнения различных поручений. Вот и все! И, наконец, 4-е свидетельство - это, к сожалению, малоизвестная книга Атамана Войска Донского П. Н. Краснова "Исторические очерки Дона", изданная стараниями К. Н. Хохульникова и В. Л. Быкадорова в 2000 г. (П. Н. Краснов. "Казаки и русская смута", Р/Д. 2000 г.). В главе "Государственное устройство Донского Войска в конце XVI и в начале XVII веков" он писал: "Духовенство не допускалось на Круг. Церковь Божия не от мира сего. Это отлич¬но понимали казаки и считали, что дела мирские не касаются служителей Бога" (стр.39). "Войсковой Круг собирался па главной площади - майдане Черкасского городка у часовни. "Сбивали Круг" войсковые есаулы". Они следили за порядком на Круге, наказывали тех, кто был признан Крутом виновным, исполняли приказания атамана и приводили на Круг тех лиц, кого Войско желало видеть и выслушать... Круг избирал все управление войском: Войскового атамана, Войсковых есаулов, Войскового дьяка (писаря), Войскового толмача и подтолмача (переводчиков) для сношения с турками, татарами и калмыками; атаманов, есаулов, и казаков зимовых станиц, выборных посыльщиков к соседним казачьим войскам. Запорожскому, Волжскому, Терскому и Яицкому; Войсковых старшин и казаков, посылавшимся по донским городкам для разбора на месте различных дел местного значения; походных атаманов и полковников при отправлении всего ли войска или только части его в поход. Если в поход уходил и сам Войсковой атаман, то на время его отсутствия из Войска Круг выбирал ему заместителя - наказного атамана". Особо обратим здесь внимание на так называемых подписных стариков. Это видимо, древний аналог нынешних "советов стариков". Так вот. по Краснову - "Подписных стариков" выбирают десять человек, тоже наиболее уважаемых и ревностных казаков. На их обязанности: в случае нападения на станицу скакать в степь, скликать казаков "в станицу... в осаду" мирить ссорящихся; по общим делам брать штрафы на выпивку: вести очередь нарядов в караулы; для провода служилых людей: в посыльные в Главное Войско, в Раздоры или в Монастырский городок: объявлять Кругу о преступлениях, совершенных казаками, и ожидать от Круга приговора". Как видим, атаман Краснов, тоже не видел особых полномочий у подписных стариков, а уж тем более какого-то "права вето" на решения Круга. После Февральской революции во всех казачьих войсках были восстановлены Войсковые круги, работавшие по совсем другим правилам. Во-первых, войсковые круги стали не собранием всех казаков войска, а собранием выборных. Так, в Яицком войске Войсковой круг состоял из выборных от станиц (по два от каждой станицы и по четыре от двух Уральских стании). Здесь надо напомнить, что в Уральском войске еще в XIX веке сложилась особая ситуация. Так, по "Положению об общественном хозяйственном управлении Уральского казачьего войска", высочайше утвержден¬ному 9 марта 1874 г., вводилось Хозяйственное войсковое правление и Общий съезд выборных от станичных обществ. Правда, съезд выборных имел только совещательный характер. Как отметил в 1891 году Н. Л. Бородин, "такого нет нигде в Империи" ("Уральское казачье войско. Статистическое описание", Уральск, 1891 г.). Во главе съезда - Председатель, назначаемый наказным атаманом из трех кандидатов, избираемых самими депутатами. Съезд собирался один раз в году; наказной атаман имел право собирать его и чаще. Для нашей темы очень важно такое свидетельство Н. Бородина: "в состав съезда входят еще выборные от духовенства и от лиц невойскового сословия. Хотя эти выборные по положению участвуют в решении лишь тех дел, "которые по существу своему будут касаться интересов доверителей", но фактически представитель от духовенства участвует почти всегда в обсуждении дел и хозяйственною характера и подписывает протоколы съезда по ним". Во-вторых. Войсковые круги стали работать на постоянной основе, как, скажем, теперешняя Государственна» Дума. Круг и избирал Председателя Круга, который, будучи по положению вторым и войске после Войскового атамана, руководил всей работой Круга. Разумеется, никаких священников, советов стариков и "дежурных есаульцев" круги 1917-20 гг. не знали. Так, совсем недавно А. Н. Азаренков обнаружил в архиве и опубликовал Закон Донского войска "Донское Правительство" времен гражданской войны. В нем записано: "1. Всевеликое Войско Донское есть самостоятельное государство, основанное на началах народоправства. 2. Верховная и законодательная власть в пределах Войска Донского принадлежит Войсковому Кругу... 5. Войсковой Круг состоит из членов, избираемых на 3 года на основании Положения о выборах" ("Казачий Архив", № 2, 2003 г.). Когда пишут, что "на Круг собираются казаки... не менее 2/3 списочного состава", это можно отнести лишь к небольшой организации (скажем, маленькому хутору). А если речь идет либо о станице, и уж, тем более, о войске, то уже давно на круги приходили только выборные. Причем выборные от хутора, станицы, войска избирались, как правило, на год, как и записано и "Положении..." (ст. 551). Обратим внимание: ст. 547 Донского "Положения..." прямо определяет состав станичного сбора (круга): "Станичный Сбор составляется из Станичного Атамана, его Помощников, а где таковых нет, его Кандидатов, Хуторских Атаманов, Судей, Казначея и казаков-домохозяев". Аналогичная статья Уральского "Положения...": "Станичный Сход составляется из поселковых и станичных должностных лиц, назначаемых по выбору, и из казаков-домохозяев назначаемых каждым находящимся в черте станичного юрта поселением (поселком, выселком, хутором,-кишкам), по одному выборному от каждых десяти дворов...". И далее: "Выборные для участия на Станичном Сходе назначаются Поселковыми Сходами на готовой срок...". Таким образом, мы видим - в законе о станичном круге (по которому жили казаки почти сто лет) нет никакого указания на участие в круге священников или совет а стариков. Понятно, что утверждение "Казачьего народа", будто "совет стариков является независимой частью Круга (!?-ВШ) и обладает правом "вето, полным или частичным (!?) на решения Круга" - юридический бред, как с точки зрения Закона, так и с точки зрения здравого смысла. "Частичное вето" равносильно "частичной беременности" Уральцы же, кстати, пошли еще дальше: назвали совет стариков "независимой частью Круга", записав, что он "независим ни от кого, только от Бога" Это уже бред в квадрате! Далее утверждается, что "все решения Круга, принятые в отсутствии священника, как в отсутствии Совета стариков, считаются недействительными". А вот что говорит Закон Уральского "Положения...": "ст. 13. Решения Станичного Схода признаются действительными, когда на нем были: Станичный Атаман или заступающий его место и не менее двух третей всех выборных, имеющих право участвовать на Сходе". Тоже самое говорит ст. 558 Донского закона. Так чем же мы будем руководствоваться в своей жизни. Законом Российской Империи, казачьей традицией или фантазиями алмазовых? Для меня здесь вопросов нет, конечно, Законом! Остается повиниться перед казаками - в прошедшие годы мы недостаточно писали о незаконности алмазовских фантазий. Надеюсь, эти заметки станут полезными для казаков, желающих следовать подлинным традициям казачества.