Глава 13. Аттила, Гуны и Готы.

434-435 годы русины-анты появляются на реке Саве близ города Новиедуна (нынешняя Югославия), где опять происходит столкновение с Готами. В 434 году князь Аттила начинает свой военный поход на запад. Приск Ритор бывший при дворе Аттилы, в записках о гунах говорит: «Они между собою говорят не только на своем языке, но и на готском, который близок к их языку, и на итальянском, по причине частых сношений с Италией. (Приск потому так записал, так как в тех местах, через которые он проезжал, были поселены переселенцы с Волги Болгары, потому он и утверждает, что болгары в своей стороне говорят не только по-болгарски и по-сербски, но, даже, по-итальянски, от частого с ними обращения)».

После победы, при заключении первого мира с Византийцами Аттила вставил пункт в мирный договор: «Торговле быть на равных правах и в равной безопасности, как для Византийцев, так и для Руси». Этот пункт был продиктован победителем вследствие притеснений сделанных жителям Руси со стороны Византийцев. Когда же Аттила собирался в поход на Галлию, то за ним последовали Ардорик со своими Словенцами и его вассал Велимир со своими Готами.

В 445 году погибает родной брат Аттилы — Болел. А 454 году и сам Аттила (Гатыло). Смерть Аттилы, вопреки утверждениям некоторых «историков», наступила не от половых излишеств с многочисленными жёнами, а потому что его «дивчина завраждила», т.е. убила. Из других источников известно, что Атилла действительно взял в жёны готскую девушку, но, поскольку гунны разбили готов, то та, очевидно, из чувства мести убила его.

Сыновья его делят власть между собой. Ирнаку (Эрнаку) досталась Смоленщина, а Денчичу Дунай и Волжская Болгария. После смерти Атиллы Византийцы стали стеснять Русь, не желая упускать своей выгоды в торговле и тогда Денчичь, сын Аттилы, объявил им войну. За ним правил Князь Мунд (Жигмунд или Зигмунд) внук Аттилы. Но с тех пор готы полностью отошли от союза с Гунами (Болгарами) и. перешли на сторону Византии. В 482 году возмужалый Федорик Велимирович (сын Велимира) опустошил Македонию и Фесалию. В эти же времена в 460 г. умирает и князь Кий и князем избирается его сын Лебедян. Его в 480 г. сменяет вновь избранный князь Верон. А в 500 году избирается Сержень, который терпит поражение от Болгар.

Велее книга

«...И вот Кий умер, тридцать лет правил нами, а после него был сын Леведян, которым звался Славер и он жил (правя) двадцать лет, а после него был Верен из Великограда, — также двадцать, и после него Сережень—десять, лет. И се не они ли одержали победы над врагами, и тьмы лиха неслись на них».

«А вот боляр (боярин-воин) Гордыня, который бил Готов в год тысяча третий от Карпенского (Кавказского) привода. Он третий от Ория. И тот, который третий от Ория шёл без страну на них. И боляр Сеченя, убивший сына Эрманареха, и отбросмл Гулареха от Воронежца….. И Гуларех ушёл на новые земли».

«Ныне вспомним, як Готы соединились с Гунами на нас. И Гуларех напал от полночи, а Гуны от полудня. И тут плакала Русколань и Борусия, перед лицом обьединившихся Гунов и Готов. Тут Русь воздвигла силы свои, и Гунов отразили, утверждая край Антов и Скуфь Киевскую (Скуф это поселение не имеющее высокой крепостной стены, а гард поселение имеющее высокую крепостную стену

«И вот Жмудь (одно из литовских племён) рекла нам о Готах, которые с Детерехом пошли к полуночи, и там Жмудь повернула их на полдень. и вот идут они на Ромеев и там воюют с легионерамн и воинамн другими. Берут выкуп великий от них, и вот вторгаются в земли их. И вот Детерех убит был Крехимом….»

Лызлов «Скифская история»

.....Соглашаются на сие многие древние и новейшие историки, яко там, то есть по обе стороны реки Волги, ниже реки Камы, между Великой Волгой и Белой Воложкой до большой Нагайской орды [которая Заволжской ордой иностранцами названа], живёт народ болгарский, Страна, именуемая Болгары, обретающаяся по левой стороне реки Волги вниз идущей, а еще иностранцы и по обе стороны Волги полагают её.....

....Половцы же и печенеги были народ военный и мужественный, нашедший от народа готов и цымбров, ....от них же гепиды, и литва, и прусы старые явно произошли... Народы печенегов, и половцев, и ятвижев истинная суть есть литва, и имеют между собою в наречии лишь малую разность, как поляки и россияны; житие имущие в Подлесии, где ныне Дрогичин....

.....Иные историки тех половцев называли готами, и это истина есть, ибо, когда были в соседстве российским странам, греческим же, и волосским, и польским странам пограничили, великие им пакости наездами своими чинили. Ибо чуждыми трудами и граблением непрестанно жили....

Сказание про Гуняк Отиловых

Ходили Русы в степи, и подкрадывалось к ним в ночи Лихо Семиглазое-Семиочитое — то шакалом выло, то пардусом неслышно ползло.

И всю ночь не спали Русы, и тысячи огней во тьме видели. А то костры горели далёкие, и у каждого костра — сто врагов, а всего тех костров — тысяча, и как от того Лиха избавиться?

Покидали Русы овец на возы и поехали к Борусам в леса дубовые, в густые тернии, к Городечням славным — на Донце-реке. Там сидят Русы Лесные — Бор-Русы и мечи готовят против Гуняк-врагов.

Вот напали Гуняки на Русов, потекли многою конницей, и пошла в степи великая валка. Да пришла Русь Лесная на подмогу, а потом вступила с ними в битву Русь Киевская Днепровская. И видят Гуняки, что Русь храбрая, и что не могут они над ней вытезсть, и тогда стали пытать мира Гуняки Отиловы.

И шли Гуняки Отиловы на полдень и с Тиверрй и Покутой сговаривались про совместную войну против Ромов. И те русы полуденные (южные) с ними шли, и Везунча, и Уличи, и Хорвы. А Русь Степная, Русь Еорусская и Киевская Русь не ходили — не знали они ещё, каков Отила тот, умеет ли держать своё слово, и справедливо ли добычею делится. А потом слышно стало, что Гуняки слово держат и Ромов бьют, а Отила страву русскую ест и мёды пьёт, как и мы.

И вот пошла Русь Дунайская с Гуняками, а Степная Русь и Киевская всё равно не пошли.

И в те времена Диво Дивное каждую ночь в степи резвилось и нападало на Лихо Семиочитое, и Русам зла никогда от Дива не было. Теперь всё зло доставалось Ромеям-Грекам, — грабили их Гуны с Русами полуденными (Южными и Причерноморскими), отбирали мною скота, коней и добра всяческого, пригоняли в Киев и продавали задёшево. А Русы Киевские только глядели, что творится на Межах и Паншине, а также в Норочи за Дунаем синим. И плакали Греки, как когда-то Русы, и не знали, камо податься и куда главу свою деть, чтоб целой осталась.

И было так, пока Отила с людьми дальше на запад Солнца не отошёл. А когда назад вернулся, то вскоре помер — его дивчина какая-то завраждила.

И с того времени исчезли Гуны, и Русам уже некого опасаться стало.

Глава 14. Антия и Кельты