Глава 11. Войны с Готами и Болгарами (Гунами).

В 338 году предводитель Готов Ерман (Германорех) начинает борьбу за объединение готских племён под своим началом, что ему и удаётся сделать к 376 году. Грек Сократ Улфил современник междоусобных войн Готов 369-375г. пишет о них так:«Варвары обитающие за Дунаем, называемые Готы в возникшей у них междоусобной войне разделились на две группы из коих одна повиновалась Фрити-Герну (Германарех), а другая Афанарику. Фрити-Герн принял христианскую веру со своими сторонниками и, получая помощь из Царьграда, одержал победу над Афанариком. Затем он стал обращать в христианство и Готов зависимых от Афанарика.»

Писатель VI века Прокопий говоря о вероисповедании Готов называет его Армянским христианством и причисляет Готов к славянским племенам по сходству их языков. То есть уже в 4-6 веке часть славянских племен попадает под разрушающее воздействие христианства. Германорех заключает с Русколанью мирный договор и уже будучи стариком для закрепления мира берёт себе в жёны сестру Русколанского князя Буса, но в неё влюбляется его сын Рандвер. Узнав об этом, Германорех повесил своего сына, а княжну Лебедь приказал растоптать лошадьми.

В 376 году в возрасте 110 лет Германорех погибает от рук Буса и его брата Златогора, мстившим за свою сестру, и вся власть достается его преемнику Амалу Винитарху (Венету). И он, чтобы доказать Византии свою христианскую преданность, совершает по отношению к князю Русколани (столица Русколани г. Кияр, находилась где нынешний Пятигорск) из племени антов, Бусу Белояру (род Белояров произошёл от соединения казачьего рода Белогоров и Антского рода Яров, поэтому иногда упоминается просто Бус Яр), подлейший поступок.

Придя с миром и выпив вина за братство он подлым образом захватывает Князя Буса Белояра и ещё 70 князей и распинает их всех на крестах (вот так готы уже были «просвещены» христианством). На помощь русам-антам выступают азовские русы — саки (казаки) под предводительством атамана Вандала (Гунигара) и Ярусланский князь Адаг (Адыг). В одном из сражений Вандал погибает, но его сын Белобор (Балобер) продолжает войну и одерживает победу над Венетом (Винитархом). Белобор возглавляет союз южных славянских держав — Русколань. В 412 году после смерти Белобора (Балобера) его старший сын Рус остается княжить в Кияре (Киев Кавказский), а другото его сына Мундзука избирают князем Волжских русов — болгар.

Велес книга

«Вот ведь Германорех идёт на нас от полночи.... Он же внук-внучок от Ореха, и бросает на нас воинов своих с рогами на лбу. ... И се былд повреждена Русколань от Готов и Ерменреха, и тот хотел жену от рода нашего. И то повреждение в учебу нашу притекло на нас. И Ерманрех разюил и повредил Русь Божью.... но потому как Готов подпирали сзади Гунны и Берендни (так называли в старину казаков) они пошли на полночь между Ра рекой и Двипой. Там то пропал Германорех…. Семкдесят русов и иные казнены (времена князя Буса). И была смута великая на Руси. И младой венд Слакен, собрал Русь и повёл на них. И в тот раз разбил Готов, и не дал Жале (Богиня) ннкуда идти, и потекла она на полночь, и там сделалось ладно Карне (Богиня Перерождения Душ). Се радостно и дед наш Дажьбог со всеми героями этими, потому как одержали отцы множество побед. ...

.... А Гуларех повел их на новые земли вот Гуны с Берендеямн и говядами (коровы) своими и остались в тех краях…. А тут Гуларех привёл новые силы свои и отразнл Гунов во главе мглших и пошёл на нас. ...И тот Голорев перед трудами великими засомневался. Тут Матерь то Летящая, речет ему, что первое нам надобно на Гунов напасть и их разбить, и поворотиться на Готов. И так посткпив,  разбил тех Гунов и поворотился на Готов, а там и сына Германореха поверг и умертвил.... Готы что остались после Гулареха, ушли на полночь и там исчезли, и Детерих вёл их. После же о них не знаем ничего.... И так жилили мы и 50 лет творили битву великую, всякий день с Гунами и Готами, но не с Берендеями, ибо те имели князя Сака и тот премудр был и искал с Русами и был нам друг. Берендеи ходили потиху….»

«История Готов», Иордан

«Амал Винитарий двинул войско в пределы антов. И когда пришёл к ним был побеждён в первой стычке, затем повёл себя более храбро и короля их по имени Боз с сыновьями его и 70 знатными людьми распял, чтобы трупы повешенных удваивали страх покорённых».

Адыгская легенда записанная Н.Б. Ногмовым

«Баксан (Бус) был убит готским королем со всеми своими братьями и восьмьюдесятью знатнейшими нартами (героями). Услышав это народ предался отчаянию: мужчины били себя в грудь, а женщины рвали волосы на голове..»

Сказание про буй-тур-русов и уголичей

В те времена, когда ещё земли Киевской-на-Днепре не было, а была единая Русколань, и Русы жили от Pa-реки до Карпен, то между Днестром и Прутом тоже обитали русские племена. В те времена все славяне, какие были на полуночи и восходе Солнца, назывались Русами, потому что были русыми и голубоглазыми.

Ещё перед тем, как Дарий-царь на Русь ходил, а царица Сиромахова на Дону владычила, тогда уже славяне-русы вместе были и правил ими единый царь — Маха. А потом жена его, царица вдовая Мать-Сиромахова владычила Русами и Киряку-царя Ойранского (иранского) разбила напрочь.

Да пошли потом между Русами распри великие — одни хотели расселиться Родами, а другие хотели оставаться в едином Племени.

И вот часть Русов отошла к Роуси-реке (впадает в Днепр) и там поселилась, а другая часть уже давно жила за Горынъю, хоть там были Ляхи, что Русов примуковали.

Те же, что между Днестром-Турасом жили и Прутом, назывались Буй-Тур-Русами, потому как были сильными, крепкими и могучими, будто грозные быки буй-туры. И вот Буй-Тур-Русы пошли на Дунай и там осели в гырле-устье его на болотах. А те, кто остались между Днестром и Бутом, назывались Бужанами-Бужичами или Божичами, потому что река их Боугом звалась.

А возле них недалеко была Кивереччина и Уголичи. Те Уголичи или, иначе, Уличи, жили без страха, Волохов нe боялись, и хаты свои ставили улицами широкими. А Русы полуденные и восточные ставили гряды колунями, чтобы в коло сила была.

Те же Уголичи были храбрыми и сильными, и град у них был великий и крепкий, и улицами на углах пересекался во все стороны. А ещё он был перекрестьем для многих путей из Руси в Волошину и Грецколань и потому назывался Пересечень-градом.

И Буй-Тур-Русы были храбрыми. И вот после смерти князя их Боже-Буса стал сын его Бус-младший Буй-Турами править. Собирались они вместе с Уличами, делали бусы-лодии, от которых потом пошли чайки казацкие, и отправлялись за добычею к Грекам.

Было ведь два Боже-Бус князя и два князя Менжемира хоробрых, первые были отцы, а младшие — их сыновья.

И так был Божа-князь (в некоторых источниках его называют Дожа или Дажин-князь) и был Божа-Бус, сын его хоробрый и удачливый. И ходили бусичи, Русы полуденные, против Греков с великой войной на бусах-лодиях многими ратями. И легионы ромейскме не могли бусичам противостоять. Когда ворочались они с добычею и проходили мимо Ромейских градов, никто из Греков не выходил, все они боялись Русов до смерти. Буй-Туры, как уже говорилось, жили в устье Дуная и были могучими воинами (их держава Русколань простиралась от Дуная до Кавказских гор). И когда выходили сражаться, то снимали рубахи и так, голяком, шли на Греков и побеждали. Потому Греки, как только видели их, кричали:

— Тур-Русы пришли! Беда, спасайся! — и разбегались все, кто куда. Знали, кто к Буй-Турам попадёт, у того жизнь будет короткая — тоньше волоса в прялке у молодой бабы.

А били Русы Греков за то, что те Русичей крали и продавали в отрочество. Русы же рабство-отрочество ненавидели, а с ним вместе и Ромеев-Греков, и ходили Греков наказывать.

Как-то раз ворочались три тысячи лодий Буй-Туровских, и пятьсот из них были нагружены золотом, серебром и дорогими каменьями. А когда пристали к родному берегу, узнали, что Годь на их сёла напала, стариков убила, а жён и детей в полон забрала. Опечалился Бус-князь, потом приказал яму рыть, сложить в неё всё добро и четыре камня поставить, чтоб потом отыскать.

И послал Бус-князь к Ярусланам просить коней, потому что своих Готы забрали. Пришли Ярусланы, пригнали коней и рассказали, что Готы возле Боуга-реки Станом раскинулись.

Обратился Бус к людям своим:

— Русы мои, Буй-Туры храбрые! Лепше загинем, а за жён, детей и отцов отомстим!

И пошли Буй-Туры к Боугу-реке и укрылись в балках до вечера. А ночью оседлали коней и налетели на Готов, как вихри, разбили их, разметали, отбили половину родичей, а другая уже была Готами до смерти замучена. И били Русы Готов так, что земля почервонеяа от крови, и полегло врагов две тьмы!

А потом прослышали Русы, что Гуны в их степи идут.

И опять долго бились-сражались с врагами новыми в чистом поле, и не знали ни покоя, ни отдыха. А когда вернулись назад, хотели добро найти, да не знали — где. Все, кто яму копал, в боях сгинули, и сам Бус-князь полёг от меча вражеского.

И так добро то осталось где-то на Буге-реке, лежит-дожидается, может кто придёт и отыщет его.

Сказание про Адагу-царя

Случилось то в прадавние времена, о которых люди давно забыли, а само время рассыпалось, как труха, и только старые Спиваки ещё помнят и рассказывают про стародавнюю Русь, да про житьё-бьггьё наших Пращуров.

После того, как Годяки убили князя Руси Боже-Буса, а с ним и семьдесят воевод его, да ещё и на крестах распяли их, горько плакала вся Русь и вздыхала. И призвала она Адагу из Ярусланов, чтобы княжил над ней. Пришёл Адага с людьми своими и поставил над Родами князей, потому что своих убили враги.

И стал Адага учить молодых русов владеть мечом и щитом, бросать копья, стрелять из лука. И скоро усилилась Русь, и новые князья появились, стали мстить врагу за грабёж и разбой. Где не встретят Годь — там и побьют. Адага знал, как с Годью воевать, и та боялась его до смерти. И отошла она к заходу, за Днипро, а там её била Тивера из Белграда и Улича из Пересечня. И ушла Годячина, и стало тихо в степи, спокойно на пастбищах.

Да не успели люди вздохнуть, как начался в степи Мор. Скотина стала хворать и падать, а Руса за ней, как за людьми плакала: сдохнет корова, не будет молока, чем тогда накормишь детей?

И сказал Адага собирать траву деревей и скотину натирать утром и вечером. И ещё сказал зверобой варить и, отваром коров поить. И избавились люди от Мора, не умирал больше скот.

Да налетела в степь сарана и всю траву поела вчистую, так что стала чёрной земля, ничего не осталось, даже старого бурьяна.

Ударился тогда князь Адага трижды о землю, обернулся в кречета и полетел в небо. И увидел оттуда, что весь полудень чёрный от сараны, а люди бегут к полуночи. Велел Адага гнать стада к полуночи. Три дня и три ночи шли Русы, пока достигли мест, где сараны уже не было.

Так не раз спасал Адага-князь Русов, и люди славили его в песнях. Помянем же и мы его имя добром!

Сказание про царя Лихослава

То было давным-давно, ещё в начале веков, когда Русы в лесах и степях жили, скот гоняли, охотничали и бортничали.

И тогда в степях люди, как в великом котле, кипели, — одни уходили, другие являлись, одни других убивали и грабили, уводили пленников и продавали в рабство.

И были у наших Щуров-Пращуров цари разные — были умные, храбрые, а бывали и глупые. И был у них царь Лихослав ленивый — всё на возу спал да мёд хмельной пил. И людей своих распустил совсем, слушаться перестали, а потом и от Рода начали отделяться. Пошли селиться по всем малым речкам, и две-три семьи уже Род новый делают, а про старый не желают и знать. Ловят в реке рыбу, бьют в лесу зайцев и вепрей, в лесах борти на мёд делают, орехи-ягоды собирают. А надо хлеб — меняют у тех, кто просо под золу сеют. Берут просо — толкут, варят, пекут и едят, И что в степи происходит — Русам не ведомо.

Ежели бегут люди от врагов каких, — Русы их принимают, а сами на сечу не идут, потому, как и сам царь ихний не хочет ни в какие дела вмешиваться, ему на возу лежать спокойнее.

А тем временем Хоролы пришли из Гнилого Дона, где у них зимние кошары, они там, в камышах, своих овец зимой держат, и рассказали, что на восходе большая война идёт — Гуны на Ланей и Ерусланей напали, много скота отобрали, а людей в отроки взяли и заставили на себя работать, а кто противился, того убивали, либо огнём жгли, а то к лошадям привязывали и на куски разрывали. И собрались Лани и Ерусланн, вступили в сечу с Гунами, и часть стад своих и людей отбили, и идут сюда, за Днипро, к Герлыгам. И мы стада свои забрали, от Гунов уходим, да скоро Гуны и в наши степи придут.

Услышали про то степные цари и собрались на Совет, как общей силой против врага выступать. И послали к царю Лихославу гонца с требованием людей для войска прислать.

Подумал царь Лихослав, почесал бороду, и позвал Старших Родичей, чтоб те подготовили воинов. И собрали те пять конных ратей, и послал их Лихослав к степным царям воевать.

Пошли они, поехали к полудню, а уже вечером прибежали назад! Велел царь Лихослав их киями побить, а каждого десятого на дубах повесить, а остальных назад отослал, чтоб степные цари на него не гневались. И сам взял кий дубовый и всех советников своих колошматил, так что разбегались они с воплением. И ушли вояки назад на полдень, и в тот раз уже добре бились, царя своего боялись.

И сказали Старые люди — когда-то были Русы Могучары великие, а теперь стали ленивые. Только когда бьёшь и наказываешь, тогда слушаются. Видишь, царь, своими очами, что людей нельзя распускать, а надо держать в послушности. А чтоб люди тебя слушались, самого себя распускать нельзя!

Ежели б все такие были у нас цари, то Русь давно бы загинула. Да, слава богам, достойными князьями и героями она прославилась!

Глава 12. Основание Киева на Днепре.