ВОЛЯ И НАМЕРЕНИЕ

Мы нуждаемся в энергии

не только для того,

чтобы совершить

тотальную революцию

в самих себе,

но также и для того,

чтобы исследовать,

видеть, действовать.

Дж. Кришнамурти

 

 

Мотивационно-волевая сфера занимает особое место во всех проявлениях жизнедетельности человеческого существа. Феномены этой сферы в связи с их особой значимостью подверглись наибольшему количеству толкований и получили наибольшее количество разночтений. Поэтому перед тем как показать их реальную роль в интеграции человеческого сознания, мы должны будем от популярного описания работающих практик обратиться к более наукообразному изложению теоретических понятий, необходимых для более ясного осознания Пути.

Волевые действия различаются по своей сложности. В том случае, когда мы совершенно четко видим свою цель и сразу, непосредственно переходим к действиям, при этом нам не требуется выходить за пределы сложившейся ситуации, говорят о простом волевом акте. Так, например, когда мы просыпаемся, то обычно сразу встаем с кро­вати. Даже если вставать очень не хочется, нам не потребуется предпринимать слишком много усилий и действий, чтобы дос­тичь такой простой цели.

Сложное волевое действие предполагает, что между побужде­нием и непосредственным действием вклиниваются дополни­тельные звенья. Получение образования можно считать слож­ным волевым действием: ведь чтобы получить аттестат хотя бы о среднем образовании, необхо­димо в течение многих лет ежедневно ходить в школу, готовить домашние задания, писать контрольные работы, сдавать экзаме­ны и т. п.

Основными ступенями, или фазами, сложного волевого про­цесса выступают:

1) возникновение побуждения и постановка цели;

2) стадия обсуждения и борьба мотивов;

3) принятие реше­ния;

4) исполнение.

Рассмотрим их последовательно.

На первой ступени развития сложного волевого действия у чело­века возникает побуждение, которое ведет его к пониманию того, что он хочет, к осознанию цели. Конечно, не всякое побуждение носит осознанный характер. Вспомните слова из сказки: “Пойди туда, не знаю куда, принеси то, не знаю что”. В зависимости от того, насколько осознана та или иная потребность, причиной побуждения может быть влечение или желание.

Если мы осознаем лишь не­удовлетворенность сложившейся ситуацией, а сама потребность осоз­нается недостаточно четко, т.е. мы не осознаем пути и средства к достижению цели, то мотивом деятельности является влечение.

Влечение обычно смутно, неясно: человек осознает, что ему чего-то не хватает или что-то нужно, но, что именно, он не понимает. Обычно люди переживают влечение как специфическое тягостное состояние в виде скуки, тоски, неопределенности. В таких случаях гово­рят: “Он сам не знает, что ему нужно”.

Влечение — наиболее примитивная биологическая форма ак­тивизации личности, так как в данном случае потребность не осознана. Влечение непостоянно, изменчиво.

Чтобы потребность воплотилась в действие, человек должен каким-то образом ощутить, узнать ее. Это не всегда просто. Ино­гда острейшая потребность остается “не узнанной”, хотя и легко достижимой при желании. Так, например, в свое время на остро­вах Тихого океана была распространена мучительная болезнь. Страдания туземцев были вызваны тем, что, употребляя в пищу свое традиционное блюдо — очищенный рис, они лишали себя витамина В. Но этот витамин в избытке содержался в шелухе риса, которую туземцы выбрасывали как му­сор.

Но чаще нас тянет к тому, чего нам не хватает: например, ребенок, которому не хватает в пище кальция, с удовольствием грызет мел или штукатурку; больная кошка чувствует, какие травы мо­гут ей помочь. Когда маленьким детям в виде эксперимента разрешили есть все, что они захотят, то они вполне гармонично построили свое питание: то они наедались одними бананами, то ели только кашу, то вообще отказывались от еды. В результате в их недельном рационе оказались все необходимые элементы.

Из-за своей неопределенности влечение не может перерасти в деятельность. Человек не понимает, чего ему нужно достичь и как это сделать. Поэтому же влечение — преходящее явление, и представленная в нем потребность либо угасает, либо осознает­ся, превращаясь в конкретное желание, намерение, мечту и т.д.

Однако желать еще не означает действовать. Отражая потреб­ность, желание не содержит активного элемента. Желание — это скорее знание того, что побуждает к действию. Прежде чем желание превратится в непосредственный мотив поведения, а затем в цель, оно оценивается человеком, который взвешивает, сравнивает все условия, помогающие и мешающие ее достиже­нию.

Для желания как мотива деятельности характерна четкая осознанность тех причин, которые его породили. Имея высокую побуждающую силу, желание обостряет осознание цели будуще­го действия, заставляет строить планы ее достижения. Кроме того, при этом также осознаются возможные пути и средства достижения цели. Сильные желания перерастают в постоянное тяготение к объекту, т.е. становятся стремлением.

Стремление тесно связано с волей. Оно про­является в том, что человек способен преодолеть все препятст­вия, трудности, невзгоды на пути к объекту потребности. Стрем­ление неотделимо от чувств, которые сигнализируют, о том, дос­тигнута ли цель, вызывая у человека чувство удовольствия или неудовольствия. Тем самым присущее организму стремление (имеющее смысл мотива, который побуждает организм действо­вать) оказывается неразрывно связанным с внутренне испыты­ваемыми чувствами.

Однако далеко не всякие стремления и желания сразу претво­ряются в жизнь. У человека может возникнуть одновременно несколько несогласованных и даже противоречивых желаний, и он окажется в затруднительном положении, не зная, какое из них реализовать первым. Например, окончив школу, человек может долго колебаться, в какое высшее учебное заведение ему посту­пить или куда пойти работать. В результате каждое желание как бы стремится подчинить себе остальные, выйти на первое место среди всех потребностей человека. Такое состояние называют борьбой мотивов.

Борьба мотивов — это как бы широкое мыс­ленное обсуждение человеком тех оснований, которые говорят обо всех плюсах и минусах действий в том или ином направлении; внутреннее обсуждение им того, как именно надо действовать. Человек пытается самому себе объяснить, какое из желаний на­до реализовать в первую очередь.

Борьба мотивов нередко со­провождается значительным внутренним напряжением и пред­ставляет собой переживание глубокого внутреннего конфликта между доводами разума и эмоциональными зависимостями, мотивами личного порядка и общественными интересами, между “хочу” и “должен”.

Представьте себе ваши два самых любимых желания, которые нельзя осуществить одновременно. Какое из них вы бы хотели получить первым? Задумались? Это и есть борьба мотивов.

В традиционной психологии борьба мотивов и последующее решение, которое принимает человек, рассматривались как ос­новное звено, ядро волевого акта. При этом и внутренняя борьба, и конфликт, который как бы переживает человек со своей собст­венной, раздвоенной душой, и выход из него в виде внутреннего решения противопоставлялись исполнению, т. е. сама деятельность, само достижение цели выступало как второстепенная состав­ляющая волевого акта.

Справедливости ради отметим и проти­воположную тенденцию, когда ученые стремятся вообще выключить из волевого действия внутреннюю работу осознания, связанную с выбором, обдумыванием и оценкой. Отрывая моти­вацию от самого волевого акта, они превращают его в чистую импульсивность, лишают осознанного контроля.

В действительности борьба мотивов как звено, составляющее волевой акт, не может быть отброшена, как не может считаться и самым главным. Подлинно волевое действие является самостоя­тельным, избирательным актом, включающим осознанный вы­бор и решение, основанное на ясности осознания. Задержка действий для того, чтобы обдумать и обсудить последствия принятого решения, так же существенна для волевого акта, как и побуждение к нему. Здесь в волевой процесс включается процесс интеллектуальный, мыслительный.

Мысленное моделирование ситуаций обнаруживает, что жела­ние, порожденное одной потребностью или определенным инте­ресом, может осуществиться лишь за счет другого желания. Так, стремясь пойти на дискотеку, мы пропускаем интересный фильм или вместо фильма смотрим финальный матч футбольного чем­пионата.

Задержка действия из-за нерешительности может длиться недели, даже месяцы. Мотивы к действию, еще вчера казавшиеся столь яркими, убедительными, сегодня уже представ­ляются бледными, лишенными живости. Но ни сегодня, ни завтра действие не совершается нами. Что-то подсказывает нам, что все это не играет решающей роли. Это колебание между двумя возможными в будущем альтернативами напоминает колебания ма­ятника, пока плотина не будет прорвана и решение не будет принято.

Принятие решения является заключительным моментом борь­бы мотивов: человек решается действовать в определенном на­правлении, отдавая предпочтение одним целям и мотивам и от­вергая другие. Тут нередко мы говорим себе: “Сделаю так, а там будь, что будет”. Принимая решение, человек чувствует, что даль­нейший ход зависит от него, и это порождает специфическое для волевого акта чувство ответственности. Рассматривая процесс принятия решения, выделим несколько типов реши­мости:

1. Разумная решимость появляется тогда, когда противодейст­вующие мотивы начинают понемногу стушевываться, оставляя место какому-то одному решению, которое воспринимается спокойно, без всякого усилия. Переход от сомнения к уверенно­сти происходит совершенно пассивно, без переживаний, и чело­веку кажется, что разумные основания для действия вытекают из самого дела. Именно на этом основаны механизмы моды. Поэто­му, если все вокруг советуют нам надеть именно это или по­стричься только так, то мы нередко считаем, что так и нужно сделать.

2. Если колебание и нерешительность слишком затянулись, может наступить момент, когда человек скорее готов принять неудачное решение, чем не принимать никакого. При этом не­редко какое-нибудь случайное обстоятельство нарушает равно­весие, сообщив одной из перспектив преимущество перед другими, и человек как бы преднамеренно подчиняется судьбе, то есть принимает решения, основанные на эмоциональной зависимости.

3. В некоторых случаях, при отсутствии реальных решений выхода из сложной ситуации, желая избежать неприятного ощу­щения нерешительности, человек начинает действовать автома­тически, просто стремясь к движению вперед. Что будет потом, в данный момент его не заботит. Этот тип решимости характерен для лиц с кипучим стремлением к деятельности, с сильным эмо­циональным темпераментом. Именно о таком человеке расска­зывали свидетели происшествия, когда зимой одна из машин уго­дила в полынью и водитель пытался, бросая в воду камни и роя новое русло ручья, повернуть течение вспять. Хотя в этой ситуа­ции более эффективно было бы оставить машину и найти трак­тор или еще какое-нибудь средство, которое бы вытащило маши­ну из воды.

4. Прекратить колебания способно и изменение внутренней цен­ности побуждения. К этому типу решимости относятся все случаи нравственного перерождения, пробуждения совести и т.д. У человека как бы происходит внутренний перелом и сразу появляется реши­мость действовать в известном направлении.

5. Иногда, не имея рациональных оснований, человек считает более предпочтительным какой-то определенный образ дейст­вий. С помощью воли он усиливает мотив, который сам по себе не мог бы подчинить себе остальные. В отличие от первого случая функции разума здесь выполняет воля.

Таким образом, становится ясно, что процесс принятия решения достаточно сложен и внутреннее напряжение, сопровождающее его, может постепенно нарастать. В результате человек будет целыми днями ходить погруженным в себя, думать о том, как поступить лучше, какой путь избрать.

Но после того, как принимается какое-либо решение, он испытывает облегчение. Это связано с тем, что мышление переключается на другое — на мысли о том, как выполнить задуманное; борьба мотивов прекращается, и внутренняя на­пряженность, вызванная этой борьбой, начинает снижаться.

После принятия решения необходимо выбрать средства для его осуществления. Однако цели, как известно, можно достичь разными путями. Вряд ли следует придерживаться такого девиза, пришедшего к нам из средних веков: “Цель оправдывает средст­ва”. Есть пути легкие, но не совсем честные, а есть трудные, но достойные, гуманные. Поэтому можно сказать, что человека ха­рактеризуют не только его цели сами по себе, но и средства, которые он использует для их достижения.

Однако принять решение не означает выполнить его. Иногда намерение не может быть реализовано и начатое дело не дово­дится до конца. Сущность волевого действия лежит, конечно, не в борьбе мотивов и не в принятии решения, а в исполнении принятого решения. Только тот, кто умеет приводить свои реше­ния в исполнение, может считаться человеком с достаточно силь­ной волей.

Действительно, как бы ни мучился человек, принимая самое сложное решение, каким бы правильным это решение ни было, мы не будем считать его человеком с сильной волей до тех пор, пока это решение не будет выполнено. И, наоборот, тех, кто, выполняя даже чужое решение и зачастую жертвуя собой, стремится к цели, мы называем волевыми людьми.

Исполнение волевого действия также имеет сложную внут­реннюю структуру. Собственно исполнение решения обычно свя­зано с тем или иным временным отрезком. Если исполнение решения откладывается на длительный срок, говорят о намере­нии. Намерение — это внутренняя подготовка будущего действия.

Фактически речь идет о воле, разве что акцент переносится с самого действия, его активности, на его удержание, на результат. Отметим, что с практической точки зрения говорить о намерении удобней, поскольку осознание в данном случае имеет дело с работающим эффектом силы, не вдаваясь в постижение сущности этой силы как таковой.

Мы сталкивается здесь с принципом “черного ящика”: известны только предпосылки и условия включения “механизмов” воли и уже конечный результат как итог их действия, характер же самой работы этих “механизмов” остается непостижимым. Если воин правильно намеревается что-либо сделать, он автоматически получает необходимый результат.

Попытки объяснения работы намерения остаются маловразумительными, поскольку подлинная природа намерения, как и самого человеческого существа - энергетична, что делает её необъяснимой для теоретической психологии.

Вот, например, объяснение самого известного авторитета Толтекской традиции - дона Хуана: “Намерение - это вещь, о которой очень сложно сказать что-нибудь вразумительное. Если я или кто бы то ни было попытается объяснить, что такое намерение, его слова будут напоминать идиотический бред. Сейчас я попробую сформулировать. Маг формирует намерение совершить то, что он намерен совершить, просто за счет того, что он намеревается это совершить”.

Эффективность всех наших действий полностью зависит от мотивации и намерения. Мотивация отвечает на вопрос ”зачем?”, а намерение отражает понимание “для чего?” Зачем мы занимаемся, что это нам даст, какая нам от этого польза, как это можно в дальнейшем использовать - все это вопросы к нашей мотивации.

Можно перечислить, к примеру, целый ряд возможных мотивов утренних физических занятий: поправить здоровье, улучшить фигуру, увеличить мышечную массу или растяжку и т. п. В таком же духе можно привести множество вариантов мотивации, приводящий людей на Путь обретения Силы - нас много и каждый вправе иметь собственную мотивацию своих действий. Причем возможны самые различные варианты - от наиболее безобидных до таких экзотических, как, например, “стремление освоить другие линейности и параллельные реальности для осуществления планов мести своим врагам”. Заметим, что подобные мотивы опасны в первую очередь для самого желающего.

Как и в любом другом действии, на этапе исполнения также можно выделить этап планирования достижения поставленной задачи. Планирование представляет собой сложную умственную деятельность. Во время нее мы ищем наиболее рациональные способы и доступные средства, позволяющие быстрее достичь принятого решения. План может быть представлен с разной сте­пенью детализации, с разными подробностями.

Для одних людей характерно стремление все предусмотреть, спланировать каждый шаг, в то время как другие довольствуются самой общей схемой или неясными представлениями. Обычно детальнее разрабаты­вается план ближайших действий, более схематично или даже неопределенно намечается исполнение действий отдаленных.

Спланированное действие не реализуется автоматически: что­бы решение перешло в действие, необходимо заставить себя это сделать, т.е. предпринять волевое усилие.

Волевое усилие пере­живается как осознанное напряжение, находящее разрядку в волевом действии. В настоящее время под волевым усилием понимают форму эмоционального стресса, помогающего челове­ку преодолеть трудности. Задача волевого усилия — мобилизо­вать внутренние ресурсы человека и создать дополнительные мотивы к действию, к достижению цели.

Немецкий врач Х.Линдеман, отправившись на надувной лодке через Атлантический океан, был твердо уверен в своих силах и в победе над стихией. В трудных ситуациях он поддерживал себя словами самовнушения: “Я справлюсь!”

Волевое усилие характеризуется количеством энергии, за­траченной на выполнение целенаправленного действия и удер­жание от нежелательных поступков. Так, одному очень просто удержаться и не съесть лишнее пирожное на вечеринке, в то время как другому очень трудно удержаться от подобного иску­шения и он затрачивает много энергии, чтобы сдержать себя.

Волевое усилие пронизывает все звенья волевого акта, начиная от осознания цели и заканчивая исполнением решения. В испол­нительном звене, когда человек преодолевает не только внутрен­ние, но и внешние трудности, оно становится доступнее для на­блюдения.

Волевое усилие качественно отличается от усилия мышечного. В волевом усилии движения часто минимальны, а внутреннее на­пряжение может быть огромным и даже разрушительным для ор­ганизма. Например, боец, остающийся на посту, несмотря на интенсивный обстрел со стороны неприятеля, может испытать сильное нервное потрясение.

Конечно, нельзя утверждать, что мышечное усилие от­сутствует абсолютно — человек может напрягать мышцы лица, сжимать кулаки и т.д., однако качественно оно отличается от содер­жания волевого усилия. Исследованиями установлено, что интен­сивность волевого усилия зависит от следующих факторов:

1) мировоззрения личности (так, например, совершенно раз­личное отношение к смерти будет обусловливать различное по­ведение в бою японского самурая, русского солдата, американского наемника и воина, испо­ведующего ислам);

2) моральной устойчивости личности (ответственные люди пре­одолевают значительные препятствия для достижения цели, в то время как безответственный человек обычно не способен к на­пряжению воли);

3) степени общественной значимости поставленных целей (один и тот же спортсмен будет прилагать разную степень уси­лий, если он будет выступать на районных, республиканских или международных соревнованиях);

4) установки по отношению к деятельности (в зависимости от того, что скажет учитель, задавая урок ученикам: чтобы “они материал только прочитали” или чтобы “хорошенько подготови­лись к сочинению” — усилия, затраченные ими на подготовку, будут совершенно различны);

5) уровня самоуправления и самоорганизации личности (люди, потратившие много усилий для развития своей воли, например спортсмены, профессиональные военные, летчики-космонавты, по­лярники, путешественники и т.д., гораздо легче преодолевают пре­пятствия, чем лица, не занимавшиеся самосовершенствованием).

Однако одного лишь понимания значимости выполняемого дей­ствия или его соответствия моральным принципам недостаточно, чтобы заставить человека бороться с трудностями. Чтобы понима­ние породило стремление, подавляющее и подчиняющее себе мно­гие другие желания, оно должно подкрепляться острыми пережива­ниями, внутренней необходимостью так поступить.

Это хорошо видно на примере чувства долга. Чувство долга является выражением того, что требования морали были усвоены, приняты и стали достоя­нием личности. После этого чувство долга становится внутренним побуждением, внутренним стремлением человека к нравственному поведению в любой ситуации, когда возникает борьба между эгои­стическими устремлениями и общественными интересами.

Человеку часто путем волевых усилий приходится преодолевать, ослаблять и подавлять свои непроизвольные действия, вести борь­бу с закрепившимися привычками, ломать сложившиеся стереотипы.

Привычные действия или зависимости как особенности нево­левого поведения можно описать следующим образом.

- Вы не контролируете ЭТО, скорее ЭТО контролирует вас. Вы чувствуете, что не имеете иного выбора, кроме как де­лать ЭТО, брать ЭТО, поступать так, как требует ЭТО. Сто­ит только вредной привычке сформироваться, вы сразу по­падаете под ее власть.

- Эта привычка настолько укореняется в вашей жизни, что становится незаметной для вас. Окружающие люди вос­принимают ЭТО как вашу защиту, раздражительность, замк­нутость и т.п.

- Вы делаете ЭТО все чаще и чаще, стараясь вызвать все более сильное воздействие.

- Вы начинаете регулярно делать ЭТО, когда предчувствуете неприятные ощущения, подобные скуке, одиночеству, фи­зической боли и т.п.

- Вы чувствуете, что уже не можете справиться с вашими жизненными проблемами без помощи ЭТОГО.

- Вы можете потратить значительную часть жизни, сража­ясь с ЭТИМ (даже если ЭТО зацепило вас несерьезно).

- Вы можете потратить драгоценную энергию души, страдая от ЭТОГО и безуспешно пытаясь разделаться с ЭТИМ.

- На ЭТО уходит часть ваших денег, вашего времени, вашей энергии в ущерб чему-то более полезному; в результате вы еще более ненавидите себя за бессмысленные траты.

- Вы теряете самоуважение, душевные силы, возникает угро­за разрушения всего вашего жизненного уклада (семья, карь­ера, друзья), физического и душевного здоровья.

Избавиться от этого можно только самостоятельно, и только если вы сами заинтересованы в этом. Если кто-то другой будет подталкивать вас, то, кроме вашего сопротивления, желания всем отомстить, конфликтов, вряд ли чего-нибудь добьется. Даже если вы понимаете, что о вас заботятся, это может вызвать у вас страх потери свободы. При этом проявления непроизвольной активно­сти нередко носят противоположную направленность по отно­шению к' избранному волевому действию.

Особенно остро чувство усилия над собой осознается при не­обходимости осуществления каких-нибудь редких, идеальных мо­тивов, когда надо преодолеть мотивы более привычные или дей­ствия импульсивного характера. Представьте, что вы схватились за что-то очень горячее. Одно дело, когда вы находитесь одни, и совсем другое, когда рядом присутствует важный гость. На­верняка вы постараетесь не подать виду, хотя вам будет очень больно и неприятно. Или вспомните последнее посещение зуб­ного врача. Наверное, вам также пришлось сдерживаться, пока­зывать себя хорошим пациентом.

В этих случаях человеку кажется, что действие совершается по линии наибольшего сопротивления, хотя он мог направить его и по линии наименьшего сопротивления. Поэтому нравственные люди нередко гордятся победами над своей природой. С другой стороны, тот, кто отдается чувственным на­слаждениям или природным склонностям, никогда не говорит, что победил в себе идеальные стремления.

Например, лентяи не гово­рят, что противодействовали своему трудолюбию, пьяницы не ут­верждают, что боролись с трезвостью, и т.д. Здесь, вероятно, легко обнаружить и влияние личностной направленности и значимо­сти ценностей, потому что интеллигентному человеку так же труд­но оскорбить кого-нибудь, как невеже — не сделать этого.

С помощью волевого усилия человек не уничтожает свои при­вычки или другие формы непроизвольной активности, а только из­меняет их форму или подавляет внешнее проявление. Поэтому воля — это еще и власть человека над собой, своими стремлениями, чувствами, страстями. Воля — это способность человека управлять собой, осознанно регулировать свое поведение и деятельность.

В ходе стремления к цели, т.е. в процессе волевого действия, и особенно после исполнения, следует его оценка. Оценка дейст­вий может даваться с разных точек зрения. Но нередко оценка может заключать в себе обобщенное, интегриро­ванное отношение к поступку.

В оценке отражено не только личное отношение, но и отношение к данному поступку наиболее близких и значимых для личности людей.  Действительно, совершая какое-нибудь действие, мы всегда внутренне оцениваем, как к нему отнесутся близкие нам люди — друзья, родители, учителя и т.д. Именно такая оценка в наибольшей степени способна повлиять на наше поведение. Поэтому групповую оценку или отношение группы к человеку считают сильным средством для изменения его пове­дения.

Оценка действия представляет собой суждения одобряю­щие, оправдывающие или порицающие, осуждающие принятие ре­шения и совершенные действия. Оценка сопровождается особы­ми эмоциональными переживаниями удовлетворения или неудов­летворения совершенным действием.

Волевое действие каждого человека несет свою особую непо­вторимость, так как является отражением его индивидуальности и относительно устойчивой структуры личности. Именно воля как осознанная организация и саморегуляция позволяет чело­веку управлять своими чувствами, действиями, познавательным процессом. В рамках индивидуальных различий волевой сферы можно выделить качества, характеризующие как волевую сферу человека в целом, так и отдельные звенья волевого акта.

Одной из обобщенных характеристик воли является ее сила. Силу воли нельзя выразить в килограммах или каких-то других физических величинах. Скорее ее можно назвать внут­ренней силой личности, хотя она может иметь и внешние прояв­ления.

Сила воли проявляется на всех этапах волевого акта, но ярче всего в том, какие препятствия были преодолены с помо­щью волевых действий и какие результаты при этом были по­лучены. Именно препятствия, преодолеваемые посредством во­левых усилий, являются объективным показателем силы воли. Сила воли проявляется также и в том, от каких соблазнов и искушений отказывается человек, как умеет сдерживать свои чув­ства, не допускать импульсивных действий.

Обобщенной характеристикой волевого действия является и целеустремленность. Под целеустремленностью понимают осоз­нанную и активную направленность личности на определен­ный результат деятельности.

Целеустремленные люди осознанно и активно добиваются тех целей, которые поставили себе в жиз­ни. Эти цели полностью ясны им, поэтому целеустремленный человек всегда знает, чего он хочет, куда идет и за что борется. По тому, насколько развита целеустремленность в человеке, можно судить и о содержании и уровне развития других волевых качеств, присущих ему: инициативность, решительность, энергичность, вну­шаемость, нерешительность, лень и т.п.

Так как цели, которые человек ставит перед собой, могут быть более или менее отдаленными или непосредственно близкими, то различают целеустремленность стратегическую (т.е. умение личности руководствоваться во всей своей жизнедеятельности определенными принципами и идеалами) и целеустремленность оперативную (умение ставить ясные цели для отдельных дейст­вий и не отключаться от них в процессе исполнения).

Люди со стратегической целеустремленностью имеют твердые жизнен­ные убеждения и идеалы, от которых не отступают в процессе достижения всех жизненных целей (они достигаются по единому плану действий).

Люди, склонные к оперативной целеустремленно­сти, умеют ставить ясные цели лишь для небольших действий, но при этом четко добиваются их, не отвлекаясь в процессе испол­нения на посторонние дела. Такие люди добиваются цели каж­дый раз по новому плану, хорошо обдуманному и соответствующему ситуации. Они легко меняют средства достижения этой цели.

Целеустремленный человек имеет ясные личные цели и не разменивается на мелочи. Это люди — одержимые в лучшем смысле этого слова.

Многие согласятся с тем, что начать какое-то действие — это самое трудное. Часто человек не в силах преодолеть инертность или укоренившиеся привычки и заставить себя сделать нечто новое и нужное. Бывает и наоборот: человек полон энергии и готов приступить к обдумыванию ярких, интересных идей, воз­никших у него в голове. Поэтому можно заключить, что первый, пусковой этап волевого действия во многом зависит от таких качеств, как инициативность, самостоятельность, независимость.

Инициативность, как правило, основывается на обилии и ярко­сти новых идей, планов, богатом воображении. Для многих людей самым трудным является преодоление собственной инертности, изменение привычного течения дел, они не могут что-то предпри­нять сами, без стимуляции извне.

Инициативный человек спосо­бен начать любое дело в отличие от безынициативного, который уходит в тень, не предпринимая ничего сам и не меняя жизни вокруг себя. Поэтому именно инициативные люди часто стано­вятся лидерами, объединяя людей своими идеями и предложе­ниями.

Инициативность тесно связана с самостоятельностью. Са­мостоятельность волевого человека проявляется в умении не поддаваться влиянию различных факторов, критически оцени­вать советы и предложения других людей, действовать на ос­новании своих взглядов и убеждений. Есть люди, которые легко загораются новой идеей и с энтузиазмом готовы бро­ситься воплощать ее в жизнь, но их инициатива быстро гас­нет, столкнувшись с мнениями и советами незаинтересован­ных в данном деле людей.

Самостоятельные люди без посторонней помощи видят про­блему и, исходя из нее, ставят цель, не ожидая подсказок и указа­ний от других людей. Обычно такие люди активно отстаивают свою точку зрения, свое понимание задачи, цели и пути ее реали­зации. Инициативность, самостоятельность как волевые качест­ва личности, с одной стороны, противостоят таким качествам, как внушаемость, податливость, инертность, но, с другой стороны, их надо отличать от негативизма — немотивированной склонности поступать наперекор другим.

На этапе побуждения к волевому действию нельзя не отме­тить и такое качество воли, как выдержка. Выдержка позволяет затормозить действия, чувства, мысли, не подходящие в данной ситуации, не нужные в данный момент. Особенно трудно удер­жаться от импульсивного действия в эмоционально напряжен­ной обстановке. Если человек сдержан, т.е. удерживается от от­влекающих действий, то можно сказать, что он обладает выдерж­кой.

Сдержанный человек сумеет выбрать уровень активности, соответствующий условиям и оправданный обстоятельствами. В дальнейшем это обеспечит успех в достижении поставленной цели. По сути дела, выдержка — это проявление тормозной функ­ции воли.

В обыденной жизни понятие “выдержка” используется лишь применительно к эмоциональной сфере, когда хотят подчеркнуть способность человека внешне не проявлять свои эмоции. Одна­ко здесь мы усматриваем ошибку в терминологии: в данном случае вместо понятия “выдержка” правильно будет сказать “са­мообладание”. Понятие “выдержка” гораздо шире, сюда относят и способность человека отказаться от участия в развлекательной игре до тех пор, пока не сделано дело, и умение взрослого обернуть в шутку недоразумение или конфликт и т.д.

Индивидуальным параметром, характеризующим особенности этапа борьбы мотивов и принятия решения, является решитель­ность — умение принимать и претворять в жизнь быстрые, обос­нованные и твердые решения. Решительность особенно важна там, где от своевременного принятия решения зависит успех де­ла. В жизни часто встречаются ситуации, когда нельзя медлить.

Решительность проявляется в выборе и цели, и правильных дей­ствий, и средств достижения цели. Внешне решительность про­является в отсутствии колебаний, и может казаться, что реши­тельный человек легко и свободно выбирает цель. Однако это не так. Решительные люди всесторонне и глубоко обдумывают це­ли действия, способы их достижения, переживая сложную внут­реннюю борьбу, столкновение мотивов. Однако к нужному сроку все переживания отбрасываются, и своевременно принимается правильное решение.

Решительность проявляется и при осуществлении принятого решения: для решительных людей характерен быстрый и энер­гичный переход от выбора действий и средств к самому выпол­нению действия. Иногда люди, энергично и твердо принимающие решение, не выполняют его, обнаруживая нерешительность при попытке достичь поставленной цели. Существенной предпосыл­кой решительности является смелость как умение противосто­ять страху и идти на оправданный риск, обдумав до этого все плюсы и минусы выбранного пути.

Однако решительность не означает безрассудства. Решитель­ный человек умеет и задержать, и отложить выполнение дейст­вия, если обстоятельства не благоприятствуют этому, ожидая более удобного случая для реализации своих планов.

Поэтому качест­вом, противоположным решительности, с одной стороны, высту­пает импульсивность, торопливость в принятии решения, когда человек не обдумывает возможных последствий своих действий, выбирает первую попавшуюся, иногда самую худшую цель. Не­даром говорят: “Семь раз отмерь — один раз отрежь”.

С другой стороны, решительности противостоит нерешительность, прояв­ляющаяся как в длительных колебаниях до принятия решения, так и в неустойчивости в процессе решения. Человек может долгое время перебирать различные варианты действий, вроде бы правильно оценивая все плюсы и минусы, но не может оста­новиться ни на одном из них, так как не хочет брать на себя ответственность.

В некоторых случаях нерешительность и им­пульсивность сливаются в единое действие — торопливость в принятии решения. Человек стремится поскорее снять напряже­ние, сделав хоть какой-нибудь выбор, освободиться от навалившей­ся проблемы, “отмахнуться” от какого бы то ни было действия.

Но так или иначе, инициативные, самостоятельные, решитель­ные люди, выбрав цель, путь и средства ее достижения, приступа­ют к выполнению поставленной задачи. Важнейшей характери­стикой исполнительного этапа являются энергичность и на­стойчивость.

Энергичные люди могут сконцентрировать все свои силы на достижении цели. Однако нередко энергичность наблю­дается лишь на начальных этапах выполнения действия. У чело­века постепенно пропадает интерес к делу, и энергичность про­является слабо. Поэтому иногда, когда требуются длительные уси­лия, энергичность может прогрессивно уменьшаться и проявляться слабо. Подлинно ценным качеством энергичность становится, лишь соединившись с настойчивостью.

Настойчивость — уме­ние постоянно и длительно преследовать цель, не снижая энер­гии в борьбе с трудностями. Настойчивый человек способен найти в окружающих условиях именно то, что поможет дос­тижению цели. Настойчивые люди не останавливаются перед неудачами, не поддаются сомнениям, не обращают внимания на упреки или противодействие других людей.

Как и решительность, настойчивость имеет различные степе­ни проявления, которые при чрезмерном развитии становятся противоположными качествами. Так, нередко люди умные и даже талантливые не способны отстаивать свои решения, при встрече с первыми препятствиями они считают их непреодолимыми и предпочитают лучше отступить, не тратить зря силы, чем насто­ять на своем. В русской литературе XIX в. создан особый образ героя — “лишний человек”. Это человек, принимающий хорошие решения, но не способный довести свои начинания до конца.

В то же время настойчивость может утерять необходимую гибкость и перейти в упрямство, когда человек, невзирая ни на что, стремится настоять на своем. На первое место при этом обычно выходит важность, как производная глупости, а не доводы разума, логика, внешние обстоятельства.

Нередко люди продолжают начатое де­ло только потому, что оно уже начато, хотя все доводы против этого. Глупость не позволяет им остановиться. Такие люди об­ладают неразумной волей, идут на поводу важности, ста­вят ее на первое место, а возможность быть полезным окружаю­щему миру — на второе. Упрямые люди могут продолжать начатые действия, даже если они становятся бесполезными. Можно ска­зать, что упрямый человек, по существу, не владеет своей волей, так как это неразумная воля.

Существенную роль в выполнении принятого решения игра­ют самоконтроль и самооценка. Принятые цели лишь тогда бу­дут реализованы, когда личность контролирует свою деятельность. В противном случае обязательства и конкретное поведение рез­ко расходятся. В процессе достижения цели самоконтроль обес­печивает господство высших мотивов над низшими, общих прин­ципов — над мгновенными импульсами и минутными желания­ми, стремление к цели — над усталостью и т.д. Однако в зави­симости от самооценки проявление и эффективность контроля существенно изменяются.

Самооценка должна соответствовать требованиям самоконтроля: быть незавышенной и незанижен­ной. “Золотая середина” самооценки обеспечивает надежный са­моконтроль. Отрицательная же самооценка ведет к тому, что человек будет преувеличивать свои отрицательные черты, потеряет веру в себя и совсем откажется от деятельности. А излишне положительное отношение к себе может привести к тому, что самоконтроль превратится в самолюбование. Человек перестает замечать все, кроме себя; все, что бы он ни делал, нравится ему, удовлетворяет его.

Люди различаются между собой не только в зависимости от направленности производимых деяний, но также по тому, чему они склонны приписывать ответственность за результаты своей деятельности внешним силам и об­стоятельствам или же, напротив, — собственным усилиям и спо­собностям.

Если человек склонен приписывать причины своего пове­дения и свои деяния внешним факторам (сложившимся об­стоятельствам, случаю, судьбе и т.д.), то говорят о внешней, экстернальной, локализации контроля. Исследования показали, что для лиц с экстернальной локализацией контроля характерна неуверенность в своих спо­собностях, неуравновешенность, стремление откладывать реа­лизацию своих намерений на неопределенный срок, безответ­ственность, тревожность, подозрительность, агрессивность, легкая подчиняемость другим.

Люди с внутренней, интернальной, локализацией кон­троля, как правило, принимают ответственность за свои дея­ния на себя. Выявлено, что люди, обладающие внутренней локализацией контроля, увереннее в себе, последователь­нее и настойчивее в достижении поставленной цели, они склон­ны к самоанализу, уравновешенны, общительны, доброжела­тельны, независимы и т.д.

Большинство отрицательных волевых качеств синтезируется в житейском понятии “лень”. У ленивого человека могут отсут­ствовать как соответствующие побуждения к деятельности, так и способность реализовать их на практике. Интересно, что многие люди, очень обидчиво относящиеся к констатации их недостат­ков, весьма легко признают за собой этот дефект, нередко исполь­зуя его как своеобразную психологическую защиту, оправдание своего бессилия и неприспособленности к жизни.

Управлять своими желаниями и эмоциями может только человек, способный к волевому усилию, умеющий владеть собой, властвовать над собой, сконцентрировав всё своё внимание. Внимание оказывается не просто одним из ряда феноменов мотивационно-волевой сферы, а явлением особого рода, занимающим специфическое место в бытии человеческого существа. Описанию природы внимания посвящена следующая глава.

ВНУТРЕННЕЕ ВНИМАНИЕ