ОСОЗНАННАЯ ДИНАМИКА ЭНЕРГИИ В БОЕВЫХ ИСКУССТВАХ

Собственным телом не владеешь –

как же можешь обрести Путь

и им владеть.

Ле-цзы

 

 

Путь воина - личное самосовершенствование и безупречное стремление к полному освобождению от какой бы то ни было обусловленности - учитывает все достижения воинских искусств. Понимая истинную природу человеческого существа как независящую в своей сути от национально-культурной обусловленности, на своем Пути мы стремимся по возможности наиболее полно вобрать практические наработки разных культур, народов, школ и учений для усиления внутренней энергии и интеграции осознания.

Для более полного понимания того, о чем мы будем говорить в данной главе, внесем ясность в некоторые современные определения спортивных видов единоборств, боевых и воинских искусств.

1)     Спортивные виды единоборств (СВЕ) направлены на достижение результата – набрать как можно больше очков в спарринге, раунде - любой ценой, даже в ущерб здоровью. Кроме того, в СВЕ обязательно существуют правила, нарушать которые ни в коем случае не разрешается, вплоть до дисквалификации спортсмена, а самое главное, эти правила ограничивают свободу действий занимающегося, лишают творческого подхода к предмету занятий.

2)     Боевые искусства включают в себя более широкое представление о технике ведения боя, о реальности поединка, по сравнению с СВЕ, так как занимающийся на ранних этапах тренировок осваивает различные стили и направления боя только для того, чтобы впоследствии во время реального боя действовать адекватно именно той ситуации в тот момент времени. И насколько быстро, ловко, эффективно боец победит своего или своих противников, настолько высок его уровень мастерства или искусства.

3)     Воинские искусства, в отличие от вышеописанных видов, центральным стержнем обучения ставят работу занимающегося со своим физическим телом, оздоравливая и тренируя его, со своей энергоструктурой, выстраивая и укрепляя ее, со своими эмоционально-ментальными программами, выявляя мешающие внутреннему росту и заменяя их программами, дающими свободу и наполненность жизни. Таким образом, цель воинских искусств – победить себя, свое “эго”, не важно каким видом деятельности, в конце концов, занимаясь. Боец – не  обязательно воин, но воин обязан быть бойцом. Как сказал один из индийских мудрецов: “Если один в битве победил тысячу противников, а другой победил самого себя, то именно тот, другой и есть настоящий воин и высочайший победитель в битве”.

 

Воинские искусства можно одновременно толковать и как “гигиеническую гимнастику”, и как “способы продления жизни” или “технику экстаза”, иногда - как “искусство боя”, реже - в качестве “уникального средства достижения сверхвозможностей человеческих существ”. По нашему пониманию, культура воинских искусств включает в себя различные техники “боевых искусств” Китая, как и других цивилизаций Азии, Африки и Америки в качестве одной из важных составных частей, но не сводится полностью к боевым техникам.

Более того, зачастую сами “боевые искусства” вырождаются в нехитрый набор “приемов самообороны” или спортивную дисциплину, где обучение сводится к достижению быстрых, хотя и малозначимых успехов. Понятие “воинских искусств” предусматривает очень глубокую установку специфического отношения к жизни - “Пути воина”, которую мы будем постепенно раскрывать по ходу всего изложения книги. В данной главе рассмотрим некоторые представления о психоэнергетическом взаимодействии только в традиции “боевых” искусств, как неотъемлемой составной части искусств “воинских”.

Будучи непривычными по форме и обладая не до конца понятным содержанием, знания и умения восточных “боевых искусств” на протяжении всей своей многовековой истории были объектом вульгарных заблуждений и нападок. Во многом это обусловлено европоцентристской установкой при восприятии опыта иной цивилизации, что оказалось весьма кстати, когда в ХХ веке появилась возможность реализации восточной экзотики в коммерческих масштабах.

В современной “массовой культуре” боевые искусства стали трактоваться как изысканная техника мордобоя, донельзя усовершенствованная древней китайской мудростью. Но даже непредвзятых исследователей ставит в тупик глубочайшая взаимосвязь “всего со всем” в феномене синкретической целостности - практик психофизического самосовершенствования, сохранения и приумножения жизненных ресурсов человека с религиозно-мистическими мотивами приобщения к высшим силам мироздания.

Современная наука, изучающая динамику тела человека, признает только мышечное движение и передачу силы по принципу рычага. Скелет человека представляет собой сложную систему рычагов. Каждый из рычагов и промежут­ки между ними снабжены мышцами, фиксирующимися с помощью сухожилий.

Мышцы связаны между собой и управляют друг другом. Они по команде, пос­тупающей из головного мозга, и под воздействием инстинктов способны вызы­вать движения за счет своего напряжения и расслабления, образуя, таким обра­зом, вместе со скелетом сложную двигательную систему. В этой системе сила пе­редается по принципам механической динамики.

Например, во время нанесения удара, который является действием, объ­единяющим усилия всего тела, соответствующее количество силы концентриру­ется в кулаке и переносится в место удара. Какой бы высокий уровень подго­товки ни был у спортсмена, в каждом из сочленений тела происходит рассеива­ние некоторого количества силы, которое передается внутрь тела и во внешнее пространство, что в совокупности приводит к ее огромным потерям.

Увеличение темпа и продолжительности выполнения упражнений умножает эти потери в со­тни раз. Неслучайно главными составляющими современной физической подго­товки являются сила, скорость и выносливость.

Китайским боевым искусствам удалось совершить настоящий прорыв в вопросе передачи силы и управления ею. То, чего удалось добиться боевым ис­кусствам в этой области, нашло отражение в некоторых теоретических положе­ниях, например: “одна энергия, проникающая повсюду”, “прохождение всех со­членений последовательно”, “перемещающаяся сила” (все это различные формы передачи силы).

Этот способ сохраняет необходимые элементы передачи мус­кульной силы с помощью системы рычагов, но придает ей (силе), “проникаю­щий” характер, благодаря которому появляется возможность устранить ограни­чения, создаваемые наличием отдельных суставов и сочленений и тем самым зна­чительно сократить потери мускульной силы, которые происходят при обычном способе ее передачи.

Здесь могут возникнуть недоуменные вопросы. Как это возможно, чтобы мышца, будучи сокращенной у одного конца, в то же время была расслаблена у другого? Более того, когда мышца последовательно сокращается и расслабляет­ся, невозможно осуществлять передачу силы по законам гидро- или газодинамики.

Такие представления основываются на современных анатомических знани­ях. Представления в боевых искусствах отличаются от них. Установлено, что внутреннее внимание может передавать определенный мышечный тонус в виде потока, подчиняясь намерению, последовательно, сантиметр за сантиметром, или сразу, минуя несколько сочленений. Такое явление и обозначается термином “перемещаю­щаяся сила”.

Когда внимание передвигается от одного участка к соседнему, на предыдущем участке происходит расслабление. При этом такой способ передачи силы не ограничивается никакими анатомическими элементами, будь то суставы, мышцы или любые другие ткани. Соответственно каждая частичка тела челове­ка, как и все тело целиком, становится проводником силы, точно так же, как ме­талл является проводником электрического тока, а труба — проводником воды.

Именно с этого начинается одно из основных упражнений в “совершен­ствовании осознания”. Многие считают осознание чем-то загадочным и таинствен­ным, рассматривают его как нечто сверхъестественное, непостижимое разумом. В действительности же осознание, как мы его понимаем, есть не более чем обыч­ное сознание, прошедшее особую подготовку с целью установления более высо­кой степени контроля над физическими, энергетическим и эмоциональными процессами в динамике человеческого развития.

Это отправная точка, основа осозна­ния. Именно здесь расходятся пути боевых искусств и других видов физической подготовки. Продвижение человека по этому пути от одного уровня к другому, от простого знания к умению, от умения к  высокому мастерству, туда, где он обретет способность постигать бесконечность, вполне соответствует принципам любой сферы человеческой деятельности, связанной с достижением высот мастерства, будь то производство или искусство, где человек стремится достичь передовых рубежей и способен демонстрировать сверхгениальность, проникая в сущностные глубины творчества.

Передвижение внимания и мышечного тонуса через большое количество препятствий не­возможно без мысленного анализа и волевого стимулирования, поскольку это напряжение при обычной реакции (двигательной реакции на команду осознания) не поддается осознанному контролю. Именно взаимное воздействие намерения и “проникающей силы”, беспрепятственно преодолевающей все сочленения и связки, порождает “изначальное осознание”, возникающее в тесном единстве с жизнеспособностью, энергией и духом (означающими в данном контексте мышечный тонус).

Когда человек достигает такого осознания, напряжение его мышц уподоб­ляется жемчужине, свободно перекатывающейся по телу, как по трубке. В ре­зультате может сформироваться эластичная целостная система, передающая уси­лие из ног в руки без всяких потерь, а, наоборот, с нарастанием. Подобный способ передачи силы возможен не только в пределах тела че­ловека, но и может быть использован для передачи силы другому человеку. Бо­лее того, этот процесс всегда находится под контролем воли носителя силы, ос­таваясь незамеченным рецепиентом, поскольку обычный человек не способен распознать это явление.

В таком состоянии двигательный аппарат человека перестает быть просто системой рычагов и трансмиссией. Новая схема передачи усилия изменяет всю структуру. В результате формируется двойная двигательная система, обеспечива­ющая передачу силы. Оба аппарата могут заменять друг друга и функциониро­вать совместно.

Аналогичные изменения можно вызывать и у других людей даже помимо их воли. Возникает ситуация, когда человек, выступающий движущей силой, оста­ется не известным другим, когда только он осведомлен об истинном состоянии ок­ружающих, т.е. ситуация, в которой люди не имеют выбора, подчиняются побуж­дениям и действуют, не отдавая себе отчета, почему они действуют именно так.

Объединение намерения с жизнеспособностью — энергией — духом (т.е. в данном случае напряжение и расслабление мышц), составляющее содержание тренировки по передаче “проникающей силы”, является важной предварительной ступенью в выработке уже продвинутого “осознанного восприятия”. Поскольку “осознанное восприятие” особым способом проникает вглубь той сферы контроля за функционированием мышц, которая обычно неподвласт­на осознанию, оно формирует новый объединяющий намерение и силу способ пе­редачи осознания.

Итак, превращение тела человека в своего рода “проводник” позволяет передавать силу другому человеку и по своей воле регулировать ее перемеще­ние. Эта способность значительно расширяет функции двигательного аппарата человека по реализации его физических сил, а также выводит на новый уровень возможности их свободного и активного применения. Вместе с тем такая способ­ность является одной из ступеней в едином процессе комплексного “совершен­ствования осознания и тела”, которая достаточно наглядно иллюстрирует то, как эта особая функция осознания формируется.

“Изначальное осознание” должно пройти многие ступени, прежде чем в нем произойдут определенные качественные изме­нения. Это такое осознание (являющееся сочетанием осознания и силы), которое может перемещаться по телу человека и передаваться другим, т.е. которое стано­вится неисчерпаемым резервом постоянного расширения и практического приме­нения возможностей двигательного аппарата и энергетических сил человека.

В боевых искусствах, когда речь идет о “проникающей силе”, “силе, ис­ходящей из рук”, “энергии, покидающей тело”, всегда имеется в виду то, что сила вместе с осознанием может передаваться человеком во внешнюю среду и к внешним объектам. “Сила осознания” способна проникать сквозь тело человека, а также дей­ствовать и видоизменяться в пространстве после освобождения от пут физичес­кого строения человека. Это особое явление, характерное для боевых искусств и энергетики.

Осознание должно пройти длительный путь тренировки через “разделение”, “прерывание” и “сочетание”. Можно доба­вить, что также существует воздействие мысли на осознание, реализуемое через намерение, и прямое, непосредственное воздействие мысли на осознание. Объеди­няя эти возможности с возможностями “силы осознания”, в теле человека и вне его пределов можно формировать различные виды “полей осознания”.

На этой основе осознание, взаимодействуя с мыслью или мыслью и наме­рением, может произвольно образовывать сплошное “поле осознания”, поддающе­еся управлению. Благодаря этому могут возникать соответствующие динамичес­кие эффекты, или так называемые “эффекты поля”.

Когда тело человека, ставшее “проводником” силы, передает (высвобож­дает) силу в пространство, она полностью освобождается от ограничений, обус­ловливаемых физическим строением “проводника”. Более того, в результате оп­ределенных процессов эта сила полностью отрывается от физического тела и пе­реходит под непосредственный контроль мысли.

Когда такая освободившаяся сила оказывается в открытом пространстве, она становится, по сути, “энергией”, существующей в виде “поля осознания и энергии”, или “поля энергии осознания”. Она может концентрироваться, рассеиваться, приобретать форму точки, линии, плоскости или объемного тела, т.е. су­ществовать в любой форме движения и в любом пространственном измерении.

 

В случае энергии требуется акт уравновешивания, чтобы два энергетических потока были равны по величине. Иначе она будет фактически идти в одном направлении, и в этом не будет силы. Многим людям кажется, что максимальное напряжение — это максимальная сила. Очевидно, что напряженное поведение является результа­том каких-то не находящих себе выхода эмоций, которые не имеют ничего общего с силой.

Это все равно как кантовать холодильник: вы приподнимаете его так, что он стоит только на одном нижнем углу и уравновешен в таком положении, его передвижение легко контролировать. Он большой и тяжелый, но, поскольку он уравновешен на поворотной точке, нет никаких проблем. Весь фокус в том, чтобы поддерживать его в равновесии по мере передвижения, чтобы он не упал.

Сила приходит из взаимодействия инь и ян, из качества этого взаимодействия, этого равновесия. Это внутренняя сила. Внешняя сила должна, наоборот, зависеть от количества ян, противопоставляемого инь. Существует предел количества ян, которое вы можете иметь. Но нет предела для совершенства равновесия между инь и ян.

Структура взаимодействия инь и ян дает нам нашу силу. Например, два семени одинакового размера имеют разный по­тенциал — семя дерева и семя кустарника. Их генетическая структура дает им различные потенциалы роста. Мы можем достичь контроля над качеством равновесия входящей и исходящей энергии. Прежде всего, мы должны почувствовать и узнать его. Во-вторых, мы должны уравновесить взаимодействие энергий, и, в-третьих, мы можем экспериментировать со специфически­ми структурами этого взаимодействия. Чтобы делать это, мы должны узнать внутренние механизмы нашего бытия.

Один из таких внутренних механизмов — это динамика внимания, взаимодействие внимания и творчества (См. подробнее в гл. 8). Можно научиться сильно концентрироваться при помощи медитации — фокусированного внимания. Можно научиться направлять внимание сплошным потоком. Можно научиться разбивать внимание на несколько частей, каждая из которых будет следить за различными событиями в среде (внешней или внутренней), и отслеживать несколько ве­щей сразу. Можно экспериментировать с отношениями между от­дельными такими вниманиями. При этом целостное внимание становится более сложным. Мы можем осознавать больше происходящего вокруг и внутри нас.

Когда мы уравновешиваем энергии инь-ян и уверены, что этот баланс поддерживается, то любые нарушения равновесия мы можем считать событиями в “энергетической окружающей среде”.

Например, когда кто-то что-то говорит, вы должны слы­шать и понимать сказанное, а также прислушиваться к вашим собственным реакциям и мнениям. Вы должны впустить слова этого человека в свое сердце, а взамен выпустить слова своего сердца.

У древних евреев внутреннее помещение храма, самое свя­тое место, было совершенно пустым. Но многие из нас подобны охраннику у двери во внут­реннюю часть храма, который сражается со всеми нападающи­ми, защищая то великое сокровище, которое находится за дверью. Нам никогда не говорили, что за той дверью нет золота. Мы всю жизнь защищаем то, что представляем себе великим материальным сокровищем, — даже ценой своей жизни или здоровья. Но если бы мы имели возможность хотя бы заглянуть в святую комнату, мы бы поняли, что сражаться нет необходи­мости. Такую возможность заглянуть туда дает медитация.

Настрой пустоты, пустая фокальная точка внимания, ста­новится мощной силой в вашей жизни и позволяет расцвести вашему счастью. Когда вы пестуете свой безмолвный, пустой центр, вы можете чувствовать, как этот импульс дергает вас, заставляя повторять привычное. Но, оставаясь центрированным, можно от привычек избавиться.

По мере того как вы будете развивать этот пустой центр, окружающие вас люди начнут замечать это. Они будут бояться его. Затем они попытаются вытащить вас из него, потому что они, конечно же, хотят, чтобы центром вашего внимания были они сами. Ваши собственные привычки будут точно так же вытаскивать вас из этого центра. Очень трудно продолжать развивать безмолвный центр, потому что вы можете почувствовать, что разочаровываете своих друзей, не подчиняясь их воле или воле их привычек. Но такова жизнь.

Вместе с ростом собственных способностей человека реагировать на условия ок­ружающей среды и в контексте конкретного применения в боевых искусствах и в области медицины “энергия осознания” может создавать “эффект поля”, имею­щий большое практическое значение.

Причины, по которым современная наука считает изучение этого явления чрезвычайно сложной задачей, наряду с фундаментальными методологическими проблемами, состоят еще и в том, что в настоящее время методы исследования мозга находятся на невысоком уровне развития, не позволяющем обнаруживать и замерять уровни взаимного воздействия мысли, намерения, осознания и жизнес­пособности — энергии — духа.

Компьютер недостаточно чувствителен для ре­шения таких задач, да и сущностная природа сознания и энергии еще не имеют четкого определения. Многие явления, уже признанные и реально существую­щие, не находят пока объяснения в рамках современных научных теорий. Это тот самый случай, когда применима китайская поговорка “собака старается укусить дикобраза, но никак не мо­жет к нему подступиться”.

Как бы там ни было, появление всех этих трудностей и противоречий со­здало хорошие предпосылки для поистине революционных изменений во всей на­уке. Рано или поздно они произойдут, и наука сделает небывалый рывок, может быть самый грандиозный за всю свою историю: раскроет тайны человеческой жизни и мышления.

Оригинальный подход, собственная теоретическая и практическая методо­логии, которые направлены на преодоление обособленности осознания и тела, яв­ляются значительным вкладом китайских воинских искусств в науку о двигатель­ной активности человека и в ее совершенствование.

О теории и методологии бо­евых искусств мы уже говорили, поэтому, подходя более конкретно, можно от­метить, что проблема состоит в переходе от одновременного совершенствования осознания и тела к психофизической координации.

Рассмотрев традиционные теории, понятия “осознание”, “перемещающая сила”, “проникающая сила” и ряд других, мы представили в общем плане картину одновременного совершенствования со­знания и тела и совершенствования собственно осознания. Теперь можно попы­таться, пусть на элементарном уровне, обрисовать содержание подготовки, на­правленной на переход от одновременного совершенствования осознания и тела к психофизической координации, представить пути преодоления недостатков, свя­занных с действием условных рефлексов.

Чтобы более четко показать эффективность психофизической координации, начать следует с определения главной цели. С точки зрения психофизической координации высшего уровня, учитывая принцип “единства без двойственности”, такая цель состоит в полном устранении условных рефлексов. Как бы невероятно это не звучало, но высшая цель воинских искусств заключается именно в этом. Высшая цель Пути воина практически всеобъемлюща. Мы же проследим ее только в одном из проявлений — в боевом искусстве.

Характерным принципом боевого искусства высокого уровня является полное отсутствие времени и пространства для размышлений или действий у противников. Иными словами, ни у одной из сторон нет ни малейшей возможности сделать первое движение.

Происходит это потому, что все процессы, со­ставляющих действие условного рефлекса, полностью отключены, а соперники находятся в состоянии абсолютной скоординированности. Когда один из них только подумает о том, чтобы, сделать движение рукой, второй, используя силу “скоординированной интуитивной реакции”, заставит его отказаться от своих мыслей. В таких условиях у соперников нет никаких возможностей пошевелить даже пальцем.

Теперь давайте спустимся сразу на несколько ступеней вниз, на уровень, который уже демонстрировался некоторыми современными мастерами боевых искусств, и попытаемся разобраться в том, что же дает в результате одновремен­ное совершенствование осознания и тела.

Одним из минимальных результатов действия “проникающей силы” является то, что поле осознания человека получает возможность моментально реагировать на силовое поле противника. Сюда входит и реакция на движение осознания соперника, вызывающая скоординированный ответ собственного осознания. При этом, конечно, степень скоординированности ниже, чем на высшем уровне, о ко­тором говорилось ранее, но и значительно выше,. чем уровень последовательного взаимодействия осознания и тела во время срабатывания условного рефлекса.

Движение или задействование осознания в данном случае связаны с намере­ниями соперников, в результате чего возникает взаимная координация движения осознания у обеих сторон. В то же время осознание одной из сторон, т. е. осознание, объединяющее в единое целое намерение и силу, координируется с задействованием собственного осознания, а также с задействованием осознания противной сторо­ны.

В результате, сила первого соперника координируется с движением осознания второго, в то время как сила и задействование осознания второго раскоординированы и функционируют относительно самостоятельно. Поскольку скорость ско­ординированного действия выше, чем скорость последовательных действий, то первый соперник способен предвосхитить даже скрытое движение второго. Это скрытое движение есть осознание, а способность его предвосхитить означает дейст­вие силы человека до того, как начнет действовать сила противника.

В этом и состоит теоретический и фактический ответ на вопрос, что озна­чает принцип “побеждает тот, кто действует последним”.

Психофизическая координация не является абсолютной, она ограничена рамками соответствующего уровня одновременного совершенствования осознания и тела. Каждая новая ступень совершенствования позволяет сократить и даже полностью устранить один из шести процессов, составляющих действие условно­го рефлекса, в связи с чем скорость реагирования каждый раз становится выше.

На определенном уровне совершенствования человеком осознания и тела его со­перники полностью лишаются возможности даже задействовать собственное осо­знание, поскольку первое же их движение будет означать поражение. При этом вам нет никакой необходимости направлять какие-либо команды своей мускула­туре.

В теории боевого искусства это называется “разгадать человека до того, как он начал действовать”. Другими словами, когда противник только собирается нанести удар, вы уже упредили его ударом, не дав ему даже пошевелить рукой.

Поднявшись еще на несколько ступеней, вы будете иметь дело непосредственно с задействованием или движением осознания соперника, т.е. противостоять осознанием осознанию. В этом случае нет необходимости делать какие-либо те­лесные движения.

Благодаря так называемой “проникающей энергии” или “проникающей силе”, тело человека превращается в своего рода “дирижера”, способного управлять физической энергией вне его пределов вплоть до формирования видоизменяюще­гося поля осознания, подчиняющегося воле человека. Такое поле способно оказывать реальное физическое действие.

Через свое поле осознания человек влияет на функционирование осознания оппонента, затем постепенно поднимается до уровня, позволяющего действовать с ним в унисон, и, в конце концов, выходит на совершенно новую стадию, где механизм реагирования не использует физические движения, а действует за счет “эффекта поля”. Так выглядит процесс постепенного развития от одновременного совершенствования осознания и тела  до психофизической координации.

Этот процесс является хорошей иллюстрацией применения к теории и практике одновременного совершенствования осознания и тела для решения задачи вторичного познания и переработки условных рефлексов, а также классическим примером использования принципов боевых искусств и достижений классической философии в современною научном знании. В тоже время это можно рассматривать, как своего рода эксперимент по “переводу” древних теорий на современный язык.

Давайте обратимся к некоторым частным вопросам теории боевых искусств на примерах одного из древних текстов. “Когда совершен­ствование мастерства достигает высокого уровня, даже беспредельно малое пред­ставляет собой пространство”. Здесь имеется в виду то бесконечно малое, что уже ничего в себя не может вместить. “Следовать от формы к бесформенному”, “форма превращается в ничто”. “Бесформенное” и “ничто” означает, что тело не движется, а движется только динамическая мысль и по достижении уровня “из­начального (истинного) мышления” она сама утрачивает форму.

Динамический процесс отвечает ряду условий, позволяющих квалифициро­вать его как вид мыслительной деятельности. Иными словами, динамическое мышление имеет ту же природу, что и мышление как таковое, как и другие особые формы мышления. Динамическому мышлению присуща высочайшая универ­сальная сила абстрагирования и обобщения, которая отличается от общепринято­го понимания силы и представляет собой “бесформенную силу”, сохраняющую чувствительность и динамическую эффективность силы как таковой. Эта сила не обладает направленностью, но способна оказывать воздействие на явления, кото­рые недоступны для восприятия с помощью органов чувств.

Если исходным материалом в логическом мышлении являются понятия, в знаковом представлении — звук и форма, то в динамическом процессе таким мате­риалом выступает сила внутренней энергии.

Другими словами, динамическое мышление имеет собственную природу и мо­жет использоваться в качестве самостоятельного инструмента в практических це­лях в том смысле, что оно может выступать в качестве направляющей силы в практической области.

Динамическое мышление обладает собственной уникальной абстрактной репрезентативной логикой, позволяющей реагировать на динамичес­кие отношения в рамках физического движения самого высокого уровня, а так­же на постоянные изменения, происходящие в объективной действительности. Вместе с тем, динамическому мышлению присущи собственная направленность и уникальная способность решения тех или иных проблем.

Динамическое мышление своими собственными методами может дать от­веты на многие вопросы, существующие в биодинамике. Используя собствен­ную парадигму (параллельное задействование тела и мышления), динамичес­кое мышление способно ставить проблему, квалифицировать ее, выдвигать пути решения, проверять их и т.д. Оно многослойно и многоярусно и облада­ет высочайшей продуктивностью. Динамическое мышление не только пассив­но отражает действительность, но и представляет собой функцию активного воздействия на нее.

Динамическое мышление, объединяя философию и методологию боевых ис­кусств и используя специфическую способность к реагированию, открывает но­вые возможности по раскрытию и познанию скрытых физических и умственных способностей, в том числе ауры человека и различных энергетических полей, ко­торые недоступны для обычного мышления.

Несомненно, что динамическое мышление, понимаемое как разновидность скрытых способностей человека, развитие которых возможно только через заня­тия боевыми искусствами, является неоценимым вкладом в биодинамику, в науку о человеке и мышлении. Конкретные способы выработки динамического мышле­ния содержат важный исходный материал для развития других видов скрытых способностей тела и мышления человека.

Что, казалось бы, общего между восприятием мира, т.е. умственнной, и мышечной деятельностью? Оказывается, такая связь существует. Русский ученый И.М.Сеченов считал, что всякую мысль, какого бы порядка она ни была, можно рассматривать как сопоставление мыслимых объектов друг с другом в каком-либо отношении. Это сопоставление вначале регистрировалось только мышечными объектами, которыми одаривался человек при взаимодействии с внешним миром. Поэтому в мыслительной деятельности человек оперирует фактически теми же схемами, которые приобретены благодаря мышечной активности.

Процесс познания окружающего мира и самого себя происходит как результат мышечно-зрительных, мышечно-слуховых, мышечно-тактильных и т. д. ассоциаций. Везде на первом месте стоит мышечный компонент. Мы никогда не думаем напрямую словами и понятиями, а опосредуем их мышечными ощущениями, сопровождающими мысль в форме разговора. Например, мы не можем мысленно пропеть себе одними звуками, а поем всегда мышцами, при этом проявляются и сами звуки. При ходьбе также в осознании является определенная “песня”, выстроенная не из звуков, а из немых для слуха, но ясных для осознания кожно-мышечных ощущений.

Эти связанные с мышечным чувством ощущения откладываются в структуре памяти. Поэтому средоточием памяти, нервно-мышечных ощущений является не только кора головного мозга, но и весь организм в целом. Таким образом, мысленные и мышечные компоненты в осознании человеческого существа просто неразрывны, что и позволило выдвинуть гипотезу о динамическом мышлении.

Если и воинские искусства, и современная наука воспримут идею взаимного изучения и согласованного развития, создадут условия для диалога, исполь­зуя друг друга в качестве объектов и инструментов для изучения, т.е. если они будут строить отношения на основе равенства и взаимной помощи, сотрудничая в исследованиях любых проблем и используя на равных плоды этих исследова­ний, то появится хорошая возможность реального взаимодействия между ними. Только в этом случае можно надеяться на реальную эффективность использова­ния всего лучшего, что заложено в боевых искусствах и науке, на их высокоэф­фективное творческое развитие.

В воинских искусствах основными объектами воздействия (т.е. “сырьем”) являются цзин, ци и шень, то есть жизнеспособность, энергия и дух, а орудием воздействия (т.е. “ин­струментом”) — осознание. Рассмотрим всю систему подготовки, включая “со­бирание концентрированной силы” и воли, моторные навыки, символическое обозначение движений, овладение движениями и т.д., и для удобства сведем все эти элементы к понятию “осознанное намерение к движе­нию”, которое для краткости назовем “осознанным намерением”.

Используя орудие труда, работник тоже действует осознанно в обычном понимании этого слова, включая логическое и абстрактное мышление. Эту мысль мы выразили с позиций общепринятого понимания содержания и форм мысли­тельной деятельности.

Теперь давайте рассмотрим результат взаимодействия работника, орудий труда и сырья. “Мысль” порождает “намерение” воздействовать на жизнеспо­собность, энергию и дух. Изменения, происходящие в объектах воздействия, вызывают соответствующие изменения в осознанных намерениях работника. И те, и другие изменения находят отражение в мыслительном процессе, вызывая со­ответствующие изменения в нем.

В процессе такого взаимодействия все три участвующие в нем элемента являются источником тех или иных изменений. Если выбран правильный спо­соб взаимодействия, то все изменения происходят по нарастающей, улучшаясь качественно и количественно, вместе с чем происходит и расширение возмож­ностей взаимодействия этих элементов.

В боевых искусствах присутствует результат, который коренным образом отличает их от других видов подготовки, а именно: в процессе взаимодействия жизнеспособности, энергии и духа, осуществляемого намеренно, возникает “осо­знание”, в котором жизнеспособность, энергия и дух сливаются с намерением: осознание, которое стимулирует намерение продвигаться вперед в гармонии с жизнеспособностью, энергией и духом.

Этот особый вид осознания, будучи однажды порожденным, способен одно­временно воздействовать и на намерение, и на жизнеспособность, энергию и дух, способен расширяться и подниматься, получая от них постоянную подпит­ку. Когда мы говорим о “совершенствовании осознания”, то имеем в виду именно такое осознание.

Осознание, таким образом, выступает в качестве четвертого элемента “про­изводственного процесса”. Какое же место занимает каждый из элементов в этом процессе, и каковы их функции? Под постоянным воздействием всех элементов, участвующих в “производстве” мысли: намерения, осознания и “жизнеспособности — энергии — духа”, —  мысль, или мыслительный процесс, подвергается глубоким изменениям, ведущим к трансформированию форм и способностей мыслительной работы индивидуума.

Любое изменение трех других компонентов, связанное с повышением их уровня, поднятием уровня их взаимодействия, неизбежно оказывает влияние на образ мысли человека. Более того, продвижение по ступеням мастерства невозможно без изменения образа мысли. Без этого нет продвижения вперед.

Совершенствование внимания осознания занимает чрезвычайно важное положение в теории и практике воинских искусств. Оно пронизывает как начальный этап подготовки, так и содержание воинских искусств высшего уровня.

Совершенствование внимания осознания — это стержень и квинтэссенция техники и теории воинских искусств. Отказ от него равносилен лишению воинских искусств живой души и самих основ техники и теории. Воинские искусства без совершенствования осознания превратятся во всего лишь “внешние упражнения” низкого уровня с присущими им частными особенностями внешнего характера, ничем не отличающимися от спортивного вида единоборств.

Внутренние энергетические упражнения в воинских искусствах неотделимы от “тренировки внимания осознания”. Без прохождения через процесс совершенствования внимания осозна­ния внутренние и внешние упражнения будут не способны обеспечить продвижение на более высокие уровни эффективности занятий и духовных состояний.

Совершенствование внимание осознания — не только необходимая составная часть воинских искусств, но и ключевая проблема для исследований в этой области. Она требует большого внимания, глубокого проникновения и тщательного изучения. Она должна стать объектом специальных исследований и изучаться с помощью системного подхода.

Выявить сущность воинских искусств можно лишь тогда, когда будет вскрыта их природа. И только тогда можно будет говорить о придании воинским искусствам современного характера и их широкой популяризации в обществе. Только в этом случае станет возможным понимание человечеством истинного значения воинских искусств и будет обеспечено их существование в будущем. Можно даже предсказать, что совершенствование внимания осознания станет наиболее тонким инс­трументом, который позволит осуществлять научный поиск во многих областях, лежащих на стыках наук.

В пользу такого предположения говорят следующие факты. Во-первых, не­прерывно совершенствуется научная техника. Во-вторых, экспериментально до­казано существование особых состояний у конкретных мастеров боевых и воинских искусств, достигших высокого уровня.

Что еще более ценно, во многих научных трактатах, относящихся к классиче­ским натурфилософским текстам, литературе по китайской медицине и цигун, можно обнаружить немало материала, который можно использовать для углубления в предмет изучения. Основная задача в отношении этого специфического научного и культурного на­следия состоит в том, чтобы выработать новую методологию, встав на конструк­тивный путь сочетания древнего и современного, собственного и иностранного, и за счет этого осуществить прорыв в теории и научных исследованиях.

В области взаимодействия с современной научной мыслью главной зада­чей является, прежде всего, осуществление наглядной систематизации, упорядоче­ние традиционных теорий и практических результатов с привязкой этого к совре­менной науке и адаптация к современной терминологии настолько, насколько это возможно. Необходимо осуществить соответствующую интерпретацию этих теорий, “перевести” их, если можно так выразиться, на современный язык.

Существует множество школ боевых искусств высокого уровня, но все они, в конечном итоге, неизменно стремятся к одной цели, хотя и разными путями. Поэтому в этом смысле обо всех боевых искусствах можно говорить как об одной школе. Когда мы заводим речь о боевых искусствах высшего уровня и, в частности, о совершенствовании внимания осознания, оказывается, что употребляемые нами понятия, несмотря на то, что в разных школах они выражаются по-разному, тем не менее несут одну и ту же смысловую нагрузку, имеют одно и то же содер­жание.

Поэтому подробное обсуждение проблем, связанных с совершенствованием внимания осознания, будет весьма полезным и с той точки зрения, что позволит преодолеть различные религиозно-сектантские предрассудки, сформировавшиеся в процессе историче­ского развития, и избежать ненужных споров.

ОСОЗНАНИЕ ЭНЕРГЕТИЧЕСКИХ ПОТОКОВ