ЭНЕРГЕТИЧЕСКАЯ ПРИРОДА ЧЕЛОВЕЧЕСКОГО СУЩЕСТВА

Среди тайн, которые становятся

тем темнее, чем больше о них думают,.

останется одна абсолютная истина:

мы находимся перед лицом

бесконечной и вечной энергии,

из которой все происходит.

Г. Спенсер

 

 

Человек, как и любое другое живое существо, явля­ется преобразователем энергии. Многие учения о чело­веке выделяют различные ее виды, которыми можно и нужно учиться управлять. Без этого невозможна любая прак­тика самосовершенствования. В различных учениях она фигурирует под разными названиями. В Китае – “ци” (энергия), “цзин-ци” (сексуальная энергия), “шень” (дух или энергия намерения и воли); в Индии – “прана”, “кундалини”, “шакти”; в средней алхимии -  “флюид” и так далее.

Наивысшее развитие учение о развитии и использовании жизненной энергии полу­чило на Востоке, Китае, Индии, Тибете в силу того, что его становление происходило в среде, где про­цветал культ боевых искусств. Китай - колыбель многих совершенных  систем искусства убивать. С глу­бокой древности подготовка бойца в обязательном по­рядке включала его совершенствование в психоэнерге­тическом плане.

Этот вид подготовки позволял ему под­держивать здоровье, приобрести долголетие, помогал быстрее восстановиться после схваток и тяжелых трени­ровок, излечиваться от неизбежно возникающих при этом травм, а также способствовал приобретению паранормальных способностей, обладание которыми позволяло ему перейти к качественно более высокому уровню бы­тия, что ставило его воинское мастерство вне конкурен­ции среди тех, кому приходилось полагаться лишь на физическую мощь тела.

Все это выгодно отличает китайские динамические практики от йоги, которая в своем развитии была больше фиксирована на цели, выд­вигаемые различными религиозно-мистическими учени­ями. Преследование этих целей уводило развитие этой системы от поиска методов совершенствования человека в реально необходимых в жизненном плане аспектах.

Адепты йоги ставили задачу достижения пусть даже кратковременного бурного религиозно-мистического озарения превыше любых прагматических целей, поэтому зачастую оказывается, что сведения об исключительном здоровье и долголетии йогов не более чем миф. К тому же эта система настолько усложнена, что для достиже­ния каких-либо более или менее значимых успехов от ее практики требуется  невозможные для человека, живущего полной социальной жизнью, временные затраты.

Цигун – работа с энергией - развиваясь не только для оздоровительно-лечебных целей, но и как элемент подготовки воина, был всегда защищен от излишнего усложнения, так как воинские искусства требовали от сопряженной с ними системы психоэнергетического совершенствования сочетания максимальной эффективности с ее небольшой потребностью во времени. Тем более, что эффекты от такой практики должны быть полностью предсказуемыми, надежными и не в коем случае не отрывающими воина от социальной среды, в которой он находится.

Такое свойство, как самоподдерживаемость, обеспечивается ес­тественностью и гармоничностью практики, её непротиво­речивостью врожденным наклонностям человека. Так, например, йога и цигун отмечают важнейшую взаимоза­висимость внутреннего энергообмена и дыхания челове­ка. И поэтому обе эти системы предлагают воздействовать на энергообмен через контроль и изменение дыха­ния, но при этом их подходы к этому имеют кардиналь­ное отличие: йога предлагает ритмическое дыхание для неспецифического энергонасыщения организма, цигун -интеграционное, направленное прежде всего на гармо­низацию энергообмена. О таком дыхании китайцы гово­рят - “оно есть, и его нет одновременно”.

Цигун - обобщающее название созданных в Китае систем закалки и совершенствования возможностей пси­хики и тела, лечения и укрепления здоровья. Они осно­ваны на умении управлять прежде всего осознанием, психикой, а благодаря этому - “командовать” физиологи­ческими процессами в организме и подчас добиваться от него таких поразительных результатов, которые не всегда удается объяснить с позиции современных научных знаний.

Термин “цигун”, в старину почти не использовав­шийся, дословно означает “работа с жизненной энерги­ей”. Китайский иероглиф “ци”, который входит в слово “цигун”, буквально означает “воздух”, “дыхание”. В теории цигуна понятие ци имеет более широкое толкование. Под ним подразумевается некоторая биологическая энергия, ко­торая извлекается организмом из различных составляю­щих окружающего мира, в том числе и из воздуха, кото­рый мы вдыхаем.

Цигун возник в Китае в глубокой древности. Во всех без исключения крупных философских трудах толковали о ци и отводили ей самое важное место. Один из древних философов Джуан-цзы писал: “Жизнь у че­ловека рождается из ци”. Древняя китайская культу­ра - это есть культура цигуна, которая проявила себя почти во всех областях: в политике, медицине, воинс­ком искусстве, астрономии, метеорологии.

Древние китайцы считали, что все в мире создано из ци. Все, имеющее форму, создано из бесформенного. Они определили также, что ци движется в теле человека по определенным законам. Правильное движе­ние ци укрепляет здоровье человека, лечит болезни, про­длевает жизнь, развивает различные способности, ум.

Согласно традиционным представлениям, мир состоит из сферы явленного (наблюдаемых вещей и явлений) и неяв­ленного (ненаблюдаемой реальности, которая может трактоваться как пустота или небытие - отсутствие вещей). Универсальный субстрат ци, субстанция обоих миров, существует также в проявленной (собственно ци) и непроявленной, добытийной форме (цзин). Последняя потенциально содержит в себе прообразы всех вещей-явлений, включая их “природу” и “предназначение”, определяющие будущую судьбу вещи. При этом часть вещей уже на добытийном уровне предназначается к активной роли, часть — к пассивной, что в древних натур­философских текстах выражается известным оппозиционным рядом — Ян-Инь.

Инь и Ян — основные энергетические принципы, закономерная и бес­конечная “борьба” (в действительности взаимодействие, поскольку “по­беда” одного из начал теоретически немыслима) которых приводит в движение мировой цикл (жизнь), в первую очередь сезонные возраста­ния и увядания живых вещей, индивидуальные циклы жизни различных существ.

Каждый момент, таким образом, представляет собой некую закономерно возникающую космоэнергетическую ситуацию, со­здающую неотменимые условия жизнедеятельности, порождаемых теми же силами, что и среда обитания живых существ. Разумеется, разделение живых существ по половому признаку трактуется натурфилософией как наглядное проявление разнокачественности космической энергии инь-ян. Именно инь и ян возглавляют длинный и принципиально открытый ряд бинарных оппозиций типа: солнце — луна, день — ночь, небо — земля и т. д.

Концепция инь-ян составляет мировоззренческую ос­нову древнекитайской медицины. Первоначально иерог­лифы, используемые для их написания, обозначали яв­ления повседневной жизни. Например, инь обозначало затемненную сторону предмета, ян - освещенную. Поз­же инь и ян стали рассматриваться как “силы” и “энер­гии” или материальные взаимодополняющие явления (стороны) предметного мира, в связи с чем любое явле­ние, любое существо и каждое из его составляющих мож­но отнести к двум противоположным формам инь и ян.

Все то, что можно отнести к сильному, горячему, твер­дому, тяжелому, высокому, блестящему, а также те или иные весомые признаки, - это ян, а все противополож­ное - инь. Так, деятельность и покой, свет и тьма, воз­буждение и торможение, неосязаемость и телесность и многие другие пары противоположных явлений, пред­метов и свойств могут быть восприняты с позиций кон­цепции инь-ян как единство и борьба двух противопо­ложностей или “полярных сил” - ян (активная сила) и инь (пассивная сила). При этом ни ян, ни инь не могут существовать изолированно друг от друга.

Одно из основных положений концепции инь-ян зак­лючается в том, что инь и ян ограничивают друг друга. Если одна сторона преобладает, возникает недостаток другой стороны, и, наоборот, при ослаблении одной сто­роны наступает чрезмерное усиление другой. Считает­ся, что инь ведает внутренней средой, а ян - внешними проявлениями. Оба этих противоположных начала ни­когда не остаются без взаимодействия и вытесняют друг друга. Такое взаимодействие и является движущей си­лой изменения и развития вещей.

Как полярные противоположности инь и ян зависят друг от друга, например, ян означает “верх”, инь - “низ” (без верха не может быть низа). По традиционным древним представлениям, правой стороне тела соответствует ян, а левой – инь; жара соответствует ян, а холод — инь. Переполнение, или избыточная функция, соответ­ствует ян, опорожнение, или слабость функции, - инь.

Традиционная восточная медицина учитывает разнооб­разные связи в человеческом организме и природе, ос­нованные на отношениях инь и ян. Одна из энергий со­здает важнейшее условие существования другой энер­гии. Эта зависимость обозначается в китайском языке как “взаимный корень” и раскрывает представление о том, что инь и яи служат друг для друга производным началом, то есть взаимно вызывают друг друга.

В отношении структур и функций человеческого орга­низма инь означает материальные составляющие тела, а ян — его функции. Деятельность организма относится к категории ян, а пищевые вещества — к инь; инь сохраня­ется внутри и служит материальной основой для ян, а ян функционирует как проявление деятельности инь. Материальное начало, находящееся внутри тела, в тра­диционной медицине обозначается сочетанием “инь внут­ри”; функции тела, проявляющиеся преимущественно с внешней стороны, обозначаются выражением “ян сидит снаружи”. Таким образом, ян является вестником инь.

Инь и ян никогда не находятся в покое, они посто­янно дополняют и изменяют друг друга. По восточным представлениям, в природе действует правило: “Если ян отступает, увеличивается инь, а если отступает инь, про­исходит увеличение ян”. Например, погода претерпева­ет изменения от зимы к лету, становясь все жарче, - это соответствует отступлению инь и нарастанию ян; затем цикл продолжается, и направленность процесса изменя­ется на противоположную.

Диалектическую модель инь-ян необходимо рассмат­ривать в единстве ее отдельных элементов, не упуская из виду внутреннюю зависимость и взаимное влияние. Нужно также учитывать, что оба полюса (инь и ян) могут быть как причиной, так и следствием.

Концепция инь-ян служит основой не только теоре­тических представлений древней восточной медицины, но и основой методов диагностики и лечения. При этом исходными являются следующие положения. В основе жизнедеятельности человеческого организма лежит урав­новешенное соотношение инь и ян, полная гармония их проявлений. Нарушение этого равновесия, выражающееся в об­щем виде либо в преобладании, либо в ослаблении ян или инь, ведет к патологии.

В целом любое физическое или психическое состояние, при котором наблюдается избыточность, относят к ян-состояниям, а недостаточ­ность - к инь-состояниям. Например, жар — это ян-состояние, а озноб — инь-состояние. Другими словами, все типичные симптомы различных болезней можно свести к двум основным синдромам - ян- и инь-синдромы. Исходя из принципа равновесия инь-ян, древневос­точные медики главной задачей лечения считали восста­новление нарушенного баланса инь-ян, обеспечение гар­монии.

Ценность восточной медицины заключается в том, что она рассматривает человеческое существо как живую энергетическую систему. Любое изменение в организме отражается на динамике движения жизненной энергии, и, наоборот, определенные нарушения в движении жизненной энергии ци вызывают соответствующие изменения в физиологических процессах.

В зависимости от точки зрения, ци может рассматриваться и как “материя”, и как “энергия”. Исследователями высказывается мнение о противоположности китайской и западной философий, поскольку первая рассматривает в качестве универсального функционально-энергетический аспект бытия, а вторая делает упор на его субстанционально-структурном аспекте.

Сегодня даже многие западные исследователи вынуждены признать, что в человеческом организме наряду с общеизвестными физиологическими процессами происходят и энергетические, связанные с движением некой субстанции - жизненной энергии. Какова природа этой энергии? Ответить на этот вопрос с точки зрения современной науки пока не удалось. Выдвигаются вполне обоснованные предположения об её электромагнитной природе, главной составляющей которой является звездная энергия Солнца.

В русле этой гипотезы подтверждаются древние представления об “изначальной ци”, представляющей собой субстанцию хаоса, предшест­вовавшего космогенезу. В соответствующих фрагментах письменных памятников “изначальная ци” непосредственно отождествляется с хаосом.

В других текстах речь идет о пустоте-туманности, в которой содержится Дао как своего рода “свернутая” программа будущего мира: “Дао изначально находилось в пустоте-туманности. Пустое-туманное породило пространство-время. Пространство-время породило ци. Ци разделилось в себе: тяготе­вшее к мутности образовало землю, тяготевшее к чистоте — небо... Поляризованная (как небо и земля), но удерживаемая взаимным притя­жением, цзин-ци это уже инь-янная ци. Специфические модификации этой инь-янной ци преобразуют времена года. Изменения плотности цзин-ци в ходе смены друг другом сезонов вызывают образование всех существующих вещей и явлений”.

Прежде всего, внимание древних мудрецов обратилось к ци как субстра­ту, который можно было считать “носителем жизни”, или “жизненной силы”. Уже в архаические времена простейшие наблюдения установили связь феномена жизни с дыханием, последнее же имело основой ци в ее легко обнаруживаемой форме — воздуха. Умирание представлялось следствием нарушения дыхательного режима (агония), что на обыденном языке называлось “пресечением ци”.

С дру­гой стороны, наблюдения над качеством вдыхаемой субстанции и сопутст­вующими реакциями организма (головокружение, обмороки, вызванные удушьем или, напротив, переизбытком кислорода) порождали убежден­ность в зависимости состояния индивидуального организма от состояния окружающей среды. Рано или поздно должно было возникнуть представ­ление о замкнутом цикле “вдох — выдох” и идея воздействия на продол­жительность индивидуальной жизни методом регуляции этого цикла.

Позднее практические усилия по продлению жизни получили теоретическое подкреп­ление в виде натурфилософской теории ци, связанной изначально с этой же практикой, но постепенно развившейся в учение о единстве космоса и индивидуального организма (макрокосма и микрокосма).

Согласно этим представлениям, человек является порождением Неба-Природы, и, тем самым, в самом строении его тела воспроизводится структура космоса, мироздания. Более того, в человеческом организме находили структурные параллели не только пространственным, но и временным параметрам космоса, например, устанавливалось соответствие внутренних органов четырем сторанам света, каждая из которых в традиционных схемах корреляций пространственных и временных параметров соответствовала сезону года (восток — весна, юг — лето и т. д.).

Однако формальными параллелями сходство не ограничивалось: индивидуальный организм функционировал как часть общекосмичес­кого порядка — изменения в условно “внешней” среде с закономер­ностью и неизбежностью вызывали изменения и в среде условно “внут­ренней” (в индивидуальном организме).

Условность заключалась в том, что в данной модели мироздания человек, как и любая другая вещь, оказывался не отдельным “телом”, автономным и окруженным более или менее чуждой средой, а фрагментом этой среды, ее частным случаем. “Автономность” ограничивалась теоретической возможностью “под­стройки” собственного тела условно независимым осознанием к общезначимому порядку — геобиокосмическому ритму вселенной.

При этом всемирная гармония мыслилась как свойство управляющего мировым процессом Дао-творца, проявляющееся во всех движениях (колебаниях), состоящих из ци-субстанции передаточной сре­ды. Естественно, и человек, чье тело состояло из той же субстанции, оказывался фрагментом ци-среды, поскольку все функции, начиная от мышления, определяемого тонким и динамичным цзин-субстратом (семя-ум), и кончая мускульным усилием (психосоматика), у него были теми же, что и функции управляющего всем космосом Дао, бывшим в мире прежде всего его Умом-Сердцем.

По представлениям натурфилософов, сердце — вместилище души, “сердце-ум-душа”, посредством которой устанавливается комму­никация с духовным  планом бытия. Таким образом, осуществлялся некий всеобщий жизненный процесс, участниками которого становились последовательно сменявшие друг друга поколения живых вещей, не вносившие в основную схему мироздания ничего “своего”.

Видимые живые феномены представ­ляли собой своего рода выросшие на земном субстрате “грибы”, в то время как единая дающая всему жизнь “грибница” была укрыта от взоров в “подпочвенной” сфере неявленного. Любые суждения об этом принципи­ально ненаблюдаемом источнике жизни были возможны лишь благодаря субъективно ощущаемому индивидуальным умом функциональному тож­деству собственной активности образу действия всеобщей функции — Дао.

Таким образом, цигун - есть практика, нацеленная на полную гар­монизацию собственных психосоматических реакций, подчинение ин­дивидуального жизненного цикла общему геобиокосмическому. Она включает различные уровни деятельности (постижения), но иерархи­чески высшим несомненно является уровень осознания, поэтому отсутствие психической самокоррекции обессмысливает любые “дыха­тельные” или “физические” упражнения.

Они имеют значение лишь как ступени, подводящие ученика к высшим уровням самокоррекции, когда стремление к “исцелению”, т. е. полному слиянию с абсолютом в едином геобиокосмическом ритме, уже не может быть рассматриваемо как средство достижения иных, “высших”, целей (например, продуктивной творческой работы или рекордов в спорте).

Само это слияние неизбежно становится смыслом существования адепта, поскольку искомый мисти­ческий опыт становится достижимым лишь при условии максимальной психофизической мобилизации. Ощущение мощи, проистекающей из “подключенности” к космическим источникам энергии, делает невозможным и неинтересным прежнее обы­денное существование.

Как ушу является родовым термином для всех “боевых искусств”, так и цигун соответственно может служить родовым обозначением всякого “энергетизма”. “Работа с ци-энергией” (это словосочетание, по-видимому, наиболее полно выражает сущность метода) предполагает, прежде всего, принятие общемировоззренческих установок, связанных с описанной выше моделью универсума.

Краеугольным камнем миро­воззрения цигуниста должна стать вера в реальность “космической энергии” и возможность воздействия на собственную психосоматику с помощью специальных знаний и упражнений (“тех­ники”).

Разумеется, не каждому адепту становится доступной высшая реальность “космической энергии” в непосредственном ощущении, что должно служить признаком “телесного обретения Дао”. Достижение этого состояния сопровождается “озарением”, иден­тичным экстазу или трансу. Это — удел мастеров высшего уровня, внутренний опыт которых, как правило, остается неизвестным рядовым ученикам, останавливающимся на невысоких степенях постижения Реальности. Однако путь, которым происходит в данной традиции восхождение адепта к абсолюту (еще одно, фактически первое, значение термина Дао - “дорога, путь”), каким бы внешним разнообразием он ни отличался, в принципе един.

Диета, различные традиционные меди­каментозные средства, регуляция половой жизни и не прекра­щавшиеся попытки получения “эликсира бессмер­тия”, — все это в конечном счете укладывалось в рамки теории саморегуляции как средства достижения долголетия. Высшей целью цигуна, таким образом, являлось установление контроля над органи­ческими циклами всех уровней с целью направленной борьбы со ста­ростью и достижения практического бессмертия.

Контроль над протекающими в организме психосоматическими и биоэнергетическими процессами наиболее успешно осуществлялся в том случае, когда эти уровни рассматривались как иерархически подчинен­ные высшему — собственному психическому.

Во всех методиках объектами деятельности в процессе психотренинга и психической саморегуляции становились, прежде всего, феномены психики. И, хотя при применении активных, динамических форм психотренинга чань-буддист или цигунист нередко манипулировал теми или иными внешними объектами, высший смысл деятельности, весь ее пафос состоял все-таки не в успешном манипулировании внешними предметами (напри­мер, оружием), а в преобразовании тех или иных внутренних психических структур.

Дыхательная гимнастика, таким образом, есть, в контексте цигуна, средство психической саморегуляции, позволяющее в перспективе подчи­нить “нижележащие” биоэнергетические процессы.

Фактически, цигун — это, прежде всего, психотерапия, и разнообразные комплексы движений, выполняемые сидя, лежа, стоя, в статике или в динамике, приводят к искомому результату лишь в том случае, если занимающийся проникается полным доверием к методу и верит в возможность подчинения биологических процессов психическим. Все это, несомненно, верно с точки зрения логики метода, как и требова­ние покоя мысли, сосредоточенности внимания и т.д. Не менее ценна и рекомендация представлять себя молодым, с улыбкой на лице, так как хорошее настроение создает возможности для хорошей циркуляции энергии (ци).

В последние годы многие западные врачи обратились к традиционной китайской медицине, и в первую очередь — к цигуну. Основным побуждением при этом было, как можно пред­положить, стремление найти альтернативную систему терапии, отлича­ющуюся высокой теоретичностью и практической эффективностью.

В процессе изучения практик типа цигуна первоначальное стремление подыскать западные аналоги (например, анатомические, что казалось делом сравнительно простым) основополагающим понятиям традици­онной медицины сменилось признанием того факта, что само понимание принципов воздействия на человеческий организм, развитых в иной традиции (таких, как рефлексотерапия), невозможно без освоения це­лостной мировоззренческой системы, лежащей в основе восточной вра­чебной практики.

Ни энергетические каналы, ни располагающиеся на них заставы или центры не имеют анатомических аналогов. По традиционным представлениям, каналы пронизыва­ют тело, но выходят и за его пределы, образуя своеобразное энергетическое поле.

Следующим этапом, поэтому, неизбежно должно стать осознание роли психотерапии в восточных оздоровительных си­стемах, следовательно, и того факта, что прежде, чем применять заим­ствованные методы типа цигуна, необходимо добиться, чтобы сам человек приобрел соответствующие психические установки.

Речь об успеш­ном применении цигуна не в индивидуальных случаях, а в оздоровительных центрах могла бы идти лишь в том случае, если бы сами люди стали носителями определенного типа осознания. Для восточных врачевателей этой проблемы не существовало, поскольку коренящееся в их традициях представление о единстве макро- и микрокосма и вера в реальность ци-энергии конституировали определенный тип осознания (менталитет) через обыденный язык, не говоря уже о прочих каналах трансляции традиционной культуры.

В частности, в современном разговорном языке наиболее обычное словосо­четание для выражения понятия “сердиться, гневаться” — шэн ци (букв. “порож­дать ци”), “сердить кого-либо” — ци жэнь (букв. “тревожить (чужую) ци”). В западном обществе принятию цигун неизбежно должна предшествовать реконструкция основных ценностных установок, составляющих основу менталитета любого носи­теля данной культуры.

Поэтому перспективным может оказаться путь постепен­ной подготовки западного осознания к принятию основных положений древней натурфилософии, через них реинтерпретацию в терминах совре­менного научного языка. Сопоставление современных естественнонаучных знаний с некото­рыми древнекитайскими теориями обнаруживает в последних отражение закономерностей объективного мира.

Например, в случае “космической энергии” в этой концепции усматривается древний аналог современных представлений о единстве и системности мира, некая об­щая методологическая схема циклических процессов. Выявлению рационального зерна древневосточных моделей мирозда­ния и нахождению подтверждающих их эвристическую ценность фактов из области квантовой физики посвящена, в частности, монография Фритьофа Капры “Дао физики”, выдержавшая в конце семидесятых годов свыше десятка изданий.

В настоящее время исследования, связанные с древнекитайской натур­философской моделью универсума вступили в свою экспериментальную фазу. В частности, в Китае постоянно прилагаются усилия, имеющие целью обнаружение реальной энергии ци с помощью физических приборов. Как правило, в описании подобных опытов констати­руется фиксация приборами необычайно сильного потока неизвестного вида энергии, продуцируемой цигунистами во время показательных выступлений.

Выходит специально посвященный этой проблематике жур­нал “Цигун и наука”, в многочисленных публикациях высказываются гипотезы о возможной физической природе фиксируемого в опытах явления. Одним из последних предположений в этой области можно считать идею, согласно которой цигунисты излучают волны в ультразвуко­вом диапазоне, что хорошо согласуется с постулируемым древней натурфи­лософией принципом невоспринимаемости энергии ци органами чувств, но пока мало объясняет механизм протекающих в живом организме процессов, могущих служить источником такого рода фено­менов.

В теории цигуна ци в человеческом организме рас­сматривается как вид сигнала вместе со своим носите­лем, и, кроме того, считают, что этот носитель является некой субстанцией. Практикующие цигун, го­воря о ци, перераспределением которой они занимают­ся, называют различные ее виды “внутренней ци” или “истинной ци”, подчеркивая отличие этой субстанции от вдыхаемого и выдыхаемого воздуха. Традиционная китайская медицинская теория полагает, что “истинная ци” является основной побудительной силой активной жизнедеятельности организма.

Истинную ци можно классифицировать на унаследованную ци или прежденебесную и приобретенную ци или посленебесную.

Прежденебесную ци дальше можно разделить на два вида - ос­новную (жизненная энергия) и изначальную (первобыт­ная). Основная ци относится к части необходимой жиз­ненной энергии, которую человек получает от родителей на самой ранней стадии жизни, во время формирования плода. Изначальная ци означает фундаментальную суб­станцию и движущую силу, которая обеспечивает выполнение физиологических функций тканей и органов тела. Она также образуется во время формирования пло­да. Она хранится в почках и тесно связана с “воротами жизни” - нижним энергетическим центром дань-тянь, проекцией которой на теле является точка цзи-чжун, рас­положенная чуть ниже пупка.

Посленебесную ци также можно разделить на два вида, то есть небесную и земную ци. Небесную ци мы извлекаем из воздуха во время дыхания. Земная ци из­влекается организмом из воды и воздуха. Организм мо­жет существовать только тогда, когда он наполнен зем­ной и небесной ци.

Взаимосвязь между двумя видами ци такова: прежденебесная ци является основной движущей силой жиз­ни, а посленебесная - материал, обеспечивающий под­держание жизни. Обе эти ци взаимозависимы и, соеди­няясь воедино, образуют истинную ци, которая влияет не только на жизнедеятельность организма, но и ответ­ственна за формирование общей жизненной ситуации.

Согласно древним канонам китайской медицины, со­стояние здоровья человека определяется наличием дос­таточного количества ци в организме и ее нормальной циркуляцией. Недостаточность этой энергии является основной причиной ослабления организма и возникновения в нем различных заболеваний. Достаточное коли­чество ци делает тело сильнее любой болезни.

Биоэнергия циркулирует во всем организме и перераспределяется в основном в “нижнем дань-тяне” (См. рис.1). Как же осуществляется циркуляция ци в организ­ме? Еще в древности  некоторые люди, обладая способностью “видеть” или чувствовать энергетические поля, обнаружили основные пути движения ци в теле человека, это так называемые основные каналы, специальные каналы и меридианы. Основные энергетические каналы представляют собой супермагистрали, специальные каналы – магистрали, меридианы – обычные дороги, по которым энергия течет через тело.  Впоследствии была создана акупунктура – система воздействия на энергоструктуру через определенные точки физического тела.

В восточной медицине при возникновении болезнен­ного процесса внутренние органы рассматриваются как причина болезни, а кожа и поверхностно расположен­ные органы — как арена внешней симптоматики. Первоначально было отмечено, что при заболева­нии человека на его коже можно обнаружить болез­ненные при надавливании небольшие участки, полу­чившие название “жизненных точек” (См. рис.2).

Древневосточ­ные врачи полагали, что проколы кожи в этих строго локализованных “жизненных точках”  открывают отвер­стия, через которые болезненные начала выходят из организма больного.

В организме человека насчитывается 12 меридианов и 8 каналов внутренней энергии.

Основные каналы, по которым проходят особенно большие энергетические потоки, называются “функциональным” или ду-май и  “управителя” или жень-май (См. рис. ). Функциональный канал начинается в промежности в точке хуэй-инь и идет вверх вдоль передней части тела к горлу, канал управителя начинается также в точке хуэй-инь, но идет вдоль позвоночника через точку на макушке головы бай-хуэй к небу. Язык действует как переключатель, соединяющий оба эти канала, когда прижат к небу. Каналы образуют единый контур, по которому может циркулировать энергия, называемый  “малый небесный круг” или “микрокосмическая орбита”.

Специальные каналы предназначены для устранения особо больших энергетических нагрузок при работе с более мощными энергетическими потоками (См. рис. ).

Центральный канал или чун-май начинается в точке юн-цюань (на подошве ног), идет вверх вдоль внутренних сторон икр и бедер к точке хуэй-инь, а далее пронизывает все тело до точки бай-хуэй.

Опоясывающий канал или дай-май начинается на ребрах, полосой оборачивается вокруг талии; является поясом, связывающим каналы инь и ян и обходящим спиралью все тело.

Положительный ножной канал или ян-цяо-май начинается на внешних сторонах лодыжек, поднимается вдоль внешних сторон икр и бедер, далее идет вверх по внешним сторонам спины в плечи, затем вдоль шеи к уголкам рта, в глазные отверстия черепа и доходит до области среднего мозга.

Отрицательный ножной канал или инь-цяо-май начинается в точке юн-цюань, оборачивается вокруг внутренних сторон лодыжек, поднимается вдоль внутренних сторон икр и бедер, проходит через внешние половые органы, грудную клетку, ключицу, горло и лицо к внутренним уголкам глаз.

Канал ян-вэй-май начинается на передней части внешней стороны лодыжки, поднимается по внешней стороне ног, оборачивается вокруг плеч, далее идет вдоль внешних сторон шеи и лица, через лоб и череп входит в продолговатый мозг.

Канал инь-вэй-май начинается на внутренней стороне голени, идет по передней стороне тела через колени, бедра, живот, грудь и соски, откуда поворачивает к горлу, где соединяется с функциональным каналом.

По древневосточным представлениям, меридиан вы­полняет следующие функции: управляет потоком крови и жизненной энергии, обеспечивает гармонию инь и ян, обеспечивает обмен энергиями между внутренними орга­нами и покровами тела, благодаря чему внутренние сиг­налы болезни проявляются вовне.

Двенадцать меридианов в ки­тайской традиции имеют названия, включающие принадлежность к руководящему органу, преобладание инь или ян в нем – это меридианы легкого, толстой кишки, желудка, селезенки, печени, желчного пузыря, почек, мочевого пузыря, сердца, тонкой кишки, перикарда, тройного обогревателя (См. рис. ). Меридианы ян располагаются на наружно-боковой по­верхности тела, меридианы инь - на передне-внутренней поверхности конечностей или передней поверхности тела.

Состояние здоровья характеризуется определенным ритмическим движением ци в организме. В меридианах циркуляция энергии подчиняется внутрен­ним биологическим “часам”; в процессе этой циркуля­ции происходит взаимодействие главных органов, а в “жизненных” точках взаимодействие с окружающей сре­дой.

Полный энергетический оборот по двенадцати ме­ридианам совершается за 24 часа, причем максимальное напряжение энергии в каждом меридиане длится два часа. Эта суточная циркуляция энергии определяет так назы­ваемое оптимальное время воздействия на тот или иной меридиан (и связанный с ним орган) в зависимости от максимального или минимального напряжения энергии в “большом круге циркуляции”, то есть во всех энерге­тических каналах тела (См. рис.3).

Закупорка любого из меридианов может вызвать раз­личные виды связанных эффектов. В традиционной ки­тайской медицине это описывается как “засорение, воз­никающее раньше боли”.

Что же необходимо делать, чтобы меридианы были свободны для движения ци, как их “прочищать” в слу­чае “закупорки”? Обеспечение беспрепятственного течения достаточ­ного количества энергии по меридианам и каналам энергетического тела, а так же по всей энергоструктуре, поддержание в организме гармо­ничного баланса инь и ян - являются основными задача­ми цигуна. Все его базовые упражнения направлены на то, чтобы поддерживать энергоструктуру в состоянии, кото­рое обеспечивает свободное перемещение ци по ней.

Для достижения этой цели необходимо работать в следующих направлениях:

1)     на ментально-эмоциональном уровне;

2)     на энергетическом уровне;

3)     на физическом уровне.

Как ни разнообразны направления цигун, они имеют общую теоретическую и практическую основу, которая включает в себя наиболее действенные, а потому не вы­зывающие сомнений в своей эффективности и практи­ческой значимости методы совершенствования.

На Востоке в основу всего даосско-буддистского миропорядка заложена идея Пустоты, Небытия в противо­положность греко-латинской, а позже христианской мо­дели мира как Бытия. Ее математический символ — нуль, пространственный — круг, умозрительный - пустота. Это построение несет в себе определенную потенцию: если вся сумма вещей и материи мира равны нулю, то и каж­дая вещь в отдельности равна нулю, то есть мнима.

Но если так, то вся вселенная равна нулю, и человек равен ей и может стяжать всю её мощь, если сумеет найти “правильный” способ самореализации, “правильный Путь”.

“Природа, достигнув совершенства, возвращается к свойствам. Свойства в высшем пределе становятся тож­дественны первоначалу, тождественные первоначалу ста­новятся пустыми, а пустые - великими”, - так сказано в древнем трактате. Таким образом, Пустота оказывается “наполненной”, в ней потенциально заложены все собы­тия, “все проявляется во всем”, внутри нас заключена вселенная. Пустота воспринимается таковой из-за того, что ее наполнение является в высшей степени упорядо­ченным и потому никак не проявляется.

Поэтому упомянутые цигунские практики, основы­ваясь на таком понимании миропорядка, ставят основ­ной своей задачей достижение занимающимся состояния Баланса и Гармонии, что является антитезой Дисбалан­су и Хаосу. Считается, что такое достижение в своей высшей мере позволяет человеку обрести подлинное бес­смертие через слияние физического и энергетического, которое у занимающегося по сравнению с обычным че­ловеком приобретает иное качество.

Физическое и энергетическое тела сливаются во­едино сначала друг с другом, а затем со всей вселенной в ее энергетическом аспекте. Внешне такое обретение бессмертия наблюдается в виде так называемой “чистой смерти”, вознесения. Это выглядит как исчезновение тела, после чего остаются только волосы и ногти. Последняя такая смерть была официально заре­гистрирована в Китае в 1927 году. Возможно, потому что вскоре после этого произошли глубокие идейно-политические изменения, и регистрация подобных вещей стала не вписываться в социально-политическую структуру нового общества..

Значение практики цигун рассматривается современными специалистами в трех аспектах.

Во-первых, цигун путем достижения спокойствия уравновешивает течение процессов торможения и воз­буждения в центральной нервной системе. Обследова­ния занимающихся цигуном показали, что эта практика способствует усилению синхронных волн на электроэн­цефалограмме, то есть, увеличивается упорядоченность деятельности мозга. В конечном итоге это благоприят­ствует не только физическому здоровью, но и повышает интеллектуальные способности человека.

Цигун помогает сохранить равновесие в отношениях между организмом человека и окружающей его средой путем воздействия на наиболее общие механизмы функционирования тела. В последние годы Всемирная орга­низация здравоохранения поощряет модель биопсихосоциальной медицины, выдвигая ее на одну из ведущих позиций. Традиционная китайская медицина, включая цигун, построенная именно на вышеупомянутой модели, получила всеобщее признание и широкое распростране­ние во всем мире.

Во-вторых, занятия цигуном помогают организму бо­лее экономно использовать свои ресурсы, что замедляет течение процессов старения. Во время эксперименталь­ных исследований, которые проводились в 1985 году в Институте традиционной китайской медицины в Шан­хае, были получены данные о том, что в период занятий цигуном потребление кислорода в организме уменьша­ется почти в три раза - до 37,76%, а интенсивность энер­гетического обмена в организме уменьшается на 20%, то есть, замедляются окислительные процессы и вместе с этим старение тканей.

В-третьих, во время занятий цигуном осуществляет­ся массаж органов брюшной полости диафрагмой. Вли­яние на внутренний энергообмен в цигуне осуществляет­ся через определенные типы дыхания и психическую концентрацию. Массирующее влияние на органы осуще­ствляется через механическое действие диафрагмы во время дыхания.

Амплитуда движения диафрагмы в дан­ном случае становится намного больше, чем в обычных условиях, что и обеспечивает массаж внутренних орга­нов брюшной полости. Подобный массаж очень благо­творно действует на перистальтику кишечника, способ­ствует ослаблению внутренних кровотечений при язвен­ной болезни. Этот массаж также способствует улучше­нию пищеварения.

Мы не ограничиваем свой анализ повторением трех указанных аспектов, подчеркивая значимость данной веками подтвердившей себя практики, прежде всего, для осознанного управления и саморегуляции жизненной энергии. Эта таинственная сила необходима человеческому существу для дальнейшего саморазвития на пути интеграции осознания, который мы называем “Путём воина”.

Цигун является для нас не панацеей для излечения от всех болезней, а всего лишь хорошо апробированным средством, рабочим инструментом для достижения главной цели воина - победы не над внешним врагом, а над собственной физической обусловленностью и психической запрограммированностью для обретения подлинной Свободы.

ОСОЗНАННАЯ ДИНАМИКА ЭНЕРГИИ В БОЕВЫХ ИСКУССТВАХ